Отправить в FacebookОтправить в TwitterОтправить в Vkcom

«Лестер» стал триумфом Мартина О’Нила, однако это путешествие не было лёгким и беззаботным. 

Начиналось оно с того, что под руководством нового менеджера команда впервые победила только в восьмом матче, и болельщики не скрывали своего негодования. Некоторые из них видели в О’Ниле только бывшего игрока «Ноттингема», и этого было достаточно, чтобы не принимать его. Другие считали, что он ничего не добился как тренер, а из «Норвича» сбежал спустя полгода, словно капризная и избалованная примадонна. Когда в конце марта 1996 года «Лестер» уступил на своём поле «Шеффилд Юнайтед» 0:2 и за восемь матчей до окончания регулярного сезона оказался на девятом месте, тысячи три болельщиков блокировали ворота стадиона. Некоторые попытались прорваться в раздевалку, и полиция попросила О’Нила поговорить с ними, чтобы успокоить страсти. 

«Дюжину делегатов от болельщиков провели в зал для пресс-конференций, где с ними встретился Мартин. Он говорил убедительно и твёрдо, – вспоминает секретарь клуба Иан Силвестер. – Болельщики были впечатлены, но Мартин никогда не забывал о том дне, когда они взбунтовались против него. И никогда не уставал напоминать им об этом. Болельщики потом говорили, что они, мол, протестовали тогда не только против него, но и против правления клуба, на что Мартин резонно замечал: «Да, но скандировали всегда только моё имя». Он хранил письма с проклятиями, некоторые из них время от времени доставал из мешка и шокировал автора телефонным звонком: «Это Мартин О’Нил говорит. Вы написали мне письмо, в котором назвали меня тем-то и тем-то. Я хотел бы услышать, что вы скажете теперь»».

Подавив тот бунт, О’Нил выиграл шесть из оставшихся восьми матчей, обошёл в полуфинале плей-офф «Сток», а в финале на «Уэмбли» и «Кристал Пэлас», завоевав путёвку в Премьер-лигу. «Получая трофей за победу над «Пэлас», Мартин собирался показать болельщикам «Лестера» «от локтя», – вспоминает журналист Алекс Монтгомери, – но в итоге просто показал язык, что, в общем-то, осталось незамеченным. О’Нил, конечно, не робот и ему трудно игнорировать критику, но, учитывая то, какую профессию он выбрал, иногда, пожалуй, он был слишком чувствителен».

Болельщиков же настораживала не только тесная связь О’Нила с «Ноттингемом», их не просто раздражало отсутствие результата в те первые три месяца работы Мартина – достаточно было тех, кому не нравилось то, как играла команда. Клифф Джиннетта в те времена был главой фан-клуба: «С Брайаном Литтлом и Марком Макги команда играла невероятно красиво, однако ей не хватало стабильности и умения добывать результат. Мартин может говорить что угодно, но его стиль игры основан на длинных передачах, а на контрасте это не выглядело привлекательно. Я написал об этом в газете после того матча с «Шеффилд Юнайтед», отметив, что те, кто приходят на стадион, достойны более зрелищного футбола в обмен на свои тяжело заработанные деньги. Мартин бушевал и жаловался, что у него попросту не было ни на что другое времени. Спустя несколько лет я, отдавая должное его успехам, отметил, что ему удалось подобрать игроков, которым удобно играть с помощью длинных передач. Он снова кипятился, заявив, что мы не играем лонгболами. Он был единственным в Лестере, кто думал так. В этом весь Мартин. Конечно, он не физрук, но и величайшим тактиком я бы его не назвал. Зато он знал, как собрать и сплотить команду».

Это было непросто особенно в тех условиях, в которых тогда жил футбольный клуб «Лестер Сити». В руководстве не было единства и в кулуарах не прекращалась борьба за власть. За те четыре с половиной года, что О’Нил провёл на «Филберт Стрит», «Лестер» возглавляли три разных председателя правления. Его назначение вообще стало возможным благодаря волевому решению одного из них – Мартина Джорджа. «Бандитская четвёрка», как называли самых могущественных на тот момент директоров клуба, была против, она даже представила болельщикам в качестве нового менеджера более опытного Майка Уокера, с которым «Норвич» был третьим в АПЛ и обыгрывал «Баварию», но «Лестер» зависел от денег Джорджа и потому пришлось пойти ему на уступки. Впрочем, сразу после возвращения в Премьер-лигу Мартина Джорджа выжили из клуба, но О’Нил остался. Он был достаточно умён, чтобы не стать жертвой этой закулисной борьбы, но постоянная конфронтация изматывала. 

Нет смысла пересказывать подробности всех битв, стычек и мелочных придирок, но тот факт, что все они оставались в тени успехов команды, служит лучшей оценкой результатов работы О’Нила в «Лестере». Клуб не располагал серьёзными ресурсами, в клубе не было единства относительно того, как эти ресурсы использовать, однако в «Лестере» именно тогда появились такие игроки, как Нил Леннон, Робби Сэвидж, Маззи Иззет, Кейси Келлер, Мэтт Эллиотт, Фрэнк Синклейр, Стив Кларидж, Стив Гаппи, Джерри Таггарт, Тони Котти, именно тогда раскрылся совсем ещё молодой Эмил Хески. В Премьер-лиге «Лестер» все четыре сезона под руководством О’Нила финишировал в первой десятке, за это время трижды сыграв в финале Кубка Лиги, выиграв два из них, и потягавшись с «Атлетико» в Кубке УЕФА. «Они вывалили громадные деньги за Кристиана Виери и Жуниньо, но мы всё равно должны были их проходить, – сетует О’Нил. – В первом матче на «Филберт Стрит» [победа «Атлетико» 2:1] рефери не давал нам продохнуть, он не ставил явные пенальти в их ворота. Кажется, потом он больше не судил в Европе». Француз Реми Аррель действительно был отстранён от работы до конца сезона, после чего отработал в еврокубках всего на двух матчах. 

Алан Бёрчиналл в те времена занимал в «Лестере» должность координатора, то есть как никто другой видел обе стороны жизни клуба. «Я не считаю Мартина идеальным менеджером, – признаётся один из лучших игроков в истории «Лестера», – но я был впечатлён тем, как он сумел оградить игроков от всей этой возни и добиться того, чтобы проблемы в руководстве клуба не были заметны на футбольном поле. Он знал, когда нужно появиться на тренировочной базе, а когда лучше не мозолить команде глаза; когда дать игрокам возможность думать самим, а когда вбить им в голову нужную мысль. Всё это, на мой взгляд, является признаком хорошего менеджера. Говорят, что ему просто повезло, однако речь вовсе не в удаче. Он собрал эту команду и сделал её единым целым, даже когда мы играли плохо». 

Бёрчиналл запомнил плакат, который в то время висел в раздевалке команды. На нём было написано одно только слово – «Grinders», что в данном контексте означает скорее всего «молотилки». 

«Не думайте, будто режим Мартина О’Нила был похож на один большой праздник. Иногда я ловил себя на мысли, что вижу совсем не то, что можно назвать качественной командой. Но мы перемалывали соперников, выжимали победы и добивались успеха. Мартин привил команде стиль, в рамках которого каждый игрок чётко знал, что он должен делать».

 

Летом 2000 года и Мартин О’Нил понял, что ему нужно делать – уходить из «Лестера». За эти годы его имя связывали с разными клубами, его очень хотел подписать «Эвертон», сам он был не прочь сменить Джорджа Грэма в «Лидсе», но в результате довольно неожиданно согласился на предложение «Селтика». Оно было менее выгодным в денежном плане, чем даже его действовавший контракт с «Лестером». Говорили, что для Мартина, как для ирландца и для католика, возможность руководить «Селтиком» стала своего рода почётной миссией. 

Однако, как замечает Джиннетта, О’Нил никогда не производил впечатление «ирландца, который хотел бы однажды оказаться в «Селтике»». «Нил Леннон – да, но не Мартин. Мы, болельщики «Лестера», понимали, что он был за «Сандерленд», ведь он болел за них с детства, и не сомневались, что он хотел бы однажды их потренировать. Но «Селтик»…»

Билли Бингем, бывший менеджер сборной Северной Ирландии, считал, что Мартин «принимал решение сердцем. Он рос в атмосфере, когда почти каждый католик Северной Ирландии поддерживает «Селтик», а протестант – «Рейнджерс». Благодаря работе с «Лестером» в Англии он всё доказал. Что ему было делать дальше? Только последовать зову сердца».

 

***

На момент появления О’Нила в Шотландии «Рейнджерс» только однажды за двенадцать сезонов не стали чемпионами. «Рейнджеры» регулярно, пусть и безуспешно выступали в стремительно набирающей престиж Лиге чемпионов. В их составе блистали такие звёзды европейского футбола, как Алли Маккойст, Пол Гаскойн и Бриан Лаудруп. Для «Селтика» же девяностые стали периодом затяжного кризиса, и временами эта команда даже не была способна финишировать в тройке. Канадский мультимиллионер шотландского происхождения Фергюс Макканн во второй половине девяностых сумел оздоровить финансовую ситуацию в клубе, но «Селтику» нужен был тот, кто оказался бы способен не просто время от времени останавливать «Рейнджерс», а обойти недруга и уйти в отрыв. Словом, «Селтику» нужен был победитель. То есть Мартин О’Нил.

За пять лет с О’Нилом «Селтик» трижды выигрывал чемпионат, один раз остался вторым из-за одного гола, другой – из-за одного очка. В дебютном сезоне 2000/01 Мартин выиграл все три шотландских трофея, сделал «дубль» три года спустя, напомнил Европе о «Селтике». В мае 2003-го «Кельты» проиграли в овертайме финала Кубка УЕФА «Порту» Жозе Моринью. Они регулярно выступали в Лиге чемпионов, где, правда, при О’Ниле так и не вышли ни разу из группы (прежде всего из-за чудовищных результатов на выезде). Зато были локальные победы над «Аяксом», «Ювентусом», «Порту» и «Лионом».

Как и в «Лестере», О’Нил преуспел в «Селтике» быстро и безоговорочно. В первом же для него Дерби Старой Фирмы «Рейнджерс» были разбиты 6:2. В ответном матче соперник взял реванш 5:1, но О’Нил получил солидный кредит доверия, вместе с тем вселив уверенность и в команду, и в болельщиков, что «Селтику» по силам доминировать в противостоянии с «Рейнджерс». Лу Макари, игравший за «Кельтов» в семидесятые и тренировавший их в девяностые, утверждает, что, в отличие от «Лестера», в Глазго с самого начала ничуть не сомневались в том, что О’Нил – тот, кто нужен: «Мы только не знали, что всё получится настолько потрясающе». Билли Макнил, один из самых выдающихся игроков в истории клуба, но не самый успешный менеджер «Кельтов», считал, что Мартин, «во-первых, привёл с собой команду единомышленников в лице Джона Робертсона и Стива Уолфорда. Им можно безоговорочно доверять, они никогда не подведут – в таком случае есть хорошие шансы добиться успеха, а не просто продержаться какое-то время». Во-вторых, О’Нил умел убедить руководство клуба «купить именно тех игроков, которые могут помочь команде побеждать». 

В «Селтике» уже был прекрасный шведский бомбардир Хенрик Ларссон, одно присутствие которого вдохновляло команду и обеспечивало ей голы и трофеи. Но О’Нил не был бы собой, если б сделал ставку только на одного, пусть и выдающегося исполнителя. Под свою модель игры он подписывал физически сильных и в то же время достаточно умелых футболистов вроде Криса Саттона, Джона Хартсона, Нила Леннона, Алана Томпсона, Стилияна Петрова или Бобо Бальде. 

«Нет смысла играть хорошо, но в итоге проиграть – это был не его метод, – говорит Джо Джордан, работавший в тренерском штабе «Селтика» в нелёгкий для клуба период начала девяностых. – Его команда всегда обладала одинаковыми качествами: сила, дисциплина и концентрация. Система игры была похожа на ту, что использовал «Лестер»: три центральных защитника и два активных парня на бровках». 

Дикси Динс, в семидесятые больше всех забивавший за «Селтик», считает, что до назначения О’Нила «команда слишком долго страдала из-за нездоровой обстановки в коллективе». Поэтому появление такого автократа пошло ей на пользу. 

«Если кто-то не следовал его правилам на поле или в раздевалке, то такой игрок просто исчезал из команды. Называйте это старой школой, отголоском эпохи Джока Стина и Брайана Клафа, но достаточно было просто увидеть Мартина у бровки, чтобы понять, кто босс. Он не давал игрокам повода усомниться в этом, и они уважали его за это».

 

Как и в «Лестере», у О’Нила хватало предложений из Англии, но когда в 2005 году он решил попрощаться с «Селтиком», это не было связано с одним из них. За три дня до победы в финале Кубка Шотландии над «Данди Юнайтед» Мартин объявил, что уходит из клуба, чтобы быть рядом с тяжелобольной супругой Джеральдиной. 

 

***

Весь тот год, что О’Нил был рядом с выздоравливавшей супругой в их доме в Бакингемшире, его имя постоянно всплывало после новости о чьём-либо увольнении. «Ньюкасл», «Сандерленд», даже сборная Англии. Долгоиграющая тема с выходом сэра Алекса Фергюсона на пенсию не обошла стороной и Мартина. Ещё со времён работы в «Лестере» и «Селтике» имя О’Нила регулярно всплывало в качестве вероятной кандидатуры следующего менеджера «Манчестер Юнайтед». Но сэр Алекс так долго уходил на покой, что за эти годы успела взойти и погаснуть звезда не одного потенциального претендента.Мартин ни с кем не заигрывал, он был искренен, когда отвечал, что его возвращение в футбол зависит не от размера зарплаты, а от состояния здоровья Джеральдины. 

Особенно интригующим казался вариант со сборной Англии. Поговаривали, будто во время собеседования с представителями комитета Футбольной Ассоциации О’Нил был слишком откровенен и твёрд. Он якобы требовал себе полноту власти во всех вопросах и не видел места в своей команде для стареющего Дэвида Бекхэма, и тем самым отпугнул потенциального работодателя. 

Ни О’Нил, ни Футбольная Ассоциация особенно не распространялись на этот счёт, но на самом деле вряд ли обе стороны испытывали вдохновение по поводу потенциального альянса. Мартин происходил из семьи ирландских католиков-республиканцев, то есть его наверняка не приняли бы одни и посмотрели бы – в лучшем случае – косо другие. О’Нил хорошо помнил свист в Белфасте, когда он с капитанской повязкой выводил сборную Северной Ирландии, но ещё большее впечатление на него произвел вовсе не опыт работы с «Селтиком», а визит в девяностые с «Уикомом» в гости к «Колчестеру». Колчестер – город, в котором на протяжении всей истории Англии действует постоянный воинский гарнизон, и О’Нил на маленьком стадионе местного футбольного клуба подвергся такой обструкции, с которой он не сталкивался даже во время выездных матчей с «Рейнджерс».

Работу менеджера сборной Англии и без того буквально на каждом шагу сопровождают проблемы, часто возникающие из ничего, чтобы настолько глупо подставляться. Как известно из биографии О’Нила, он мог ошибиться с выбором нового места работы, но Мартин был слишком умён, чтобы сделать такую ошибку. 

В общем, Футбольная Ассоциации выбрала самый простой и очевидный вариант, отдав сборную в руки многолетнему помощнику Свена-Йорана Эрикссона Стиву Маккларену, а в августе 2006 года было объявлено о подписании О’Нилом контракта с «Астон Виллой». Тогда же многолетний владелец «Смертоносный» Даг Эллис продал клуб амбициозному американцу Рэнди Лернеру. «Какое-то время мне очень нравилось с ним работать, – признаётся Мартин. – Рэнди позволил мне руководить клубом, что значило для меня очень много».[Стоит упомянуть, что и во время четырехлетней бирмингемской саги Мартина, и некоторое время после, тени манкунианцев и национальной команды Англии периодически продолжали сопровождать ольстерца. Котировки коуча оставались весьма высоки.– прим. nottinghamforest.ru]

«О’Нил всегда хотел быть диктатором, ему не по душе демократический принцип управления, – делится своими наблюдениями Алан Монтгомери, автор одной из книг об О’Ниле. – Конечно, это спорное утверждение, но он и сам никогда не скрывал, что всегда стремится к абсолютному контролю».

 

Лернер с О’Нилом застали «Астон Виллу» в тупике – режим Эллиса явно исчерпал себя, а Дэвид О’Лири не сумел встряхнуть команду так, как это ему удалось в «Лидсе». Шестнадцатое место – это не совсем дно, но и в то же время хорошее место для старта, ведь стоит добиться не так уж и многого, чтобы после столь явного регресса вернуть болельщикам энтузиазм. Хотя «Вилланы» проиграли впервые только в десятом туре, не стоило ждать от команды быстрого взлёта. Лернер говорил о Лиге чемпионов и готов был финансировать прорыв, однако по-настоящему он стал тратиться уже после первого сезона, который завершился на 11-м месте.

Впрочем, пропасть оказалась слишком большой, а карман Лернера не настолько безразмерным. Три сезона подряд «Астон Вилла» финишировала на шестом месте, так и не приблизившись к желанной четвёрке ближе, чем на шесть очков. Все эти недостающие очки команда регулярно теряла на решающем – весеннем – отрезке сезона. 

[О'Нил восемь раз выигрывал награду Тренера Месяца Премьер Лиги, из них четырежды с Астон Виллой. За всю историю турнира только Фергюсон, Венгер и Мойес делали это чаще– прим. nottinghamforest.ru]

Лернер явно охладел к проекту, его отношения с О’Нилом зашли в тупик, а безоговорочные поражения в сезоне 2009/10 в финале Кубка Лиги от «Манчестер Юнайтед» и в полуфинале Кубка Англии от «Челси» только усилили желание владельца перестать тратить и искать следующего покупателя. Контроль О’Нила над клубом больше не был абсолютным, и за пять дней до старта нового сезона, понимая всю бесперспективность ситуации, Мартин ушёл, выразив на прощание сожаление, что «всё закончилось именно так».

 

***

Этот творческий отпуск длился больше года. Казалось, что О’Нил имел достаточно времени подумать о том, в каком направлении двигаться дальше, но в итоге он снова принял решение, руководствуясь сентиментальными чувствами. В детстве Мартин болел за «Сандерленд», потому что тогда, в шестидесятые, в этой команде играл обожаемый всеми ирландцами защитник Чарли Хёрли. Оказаться в «Сандерленде» – это была та самая мечта, которую он никогда не скрывал. «Уиком», «Лестер», «Селтик», «Астон Вилла» – все эти команды добивались большего, когда с ними начинал работать О’Нил. Но «Сандерленд» необратимо затягивало в болото посредственности, а Мартин никогда не был фокусником а-ля Харри Гудини. Ему нужна была поддержка.

На «Стадионе света» О’Нил появился перед Рождеством 2011 года, выиграл семь матчей из первых десяти, в том числе и у «Манчестер Сити». Дела команды пошли настолько хорошо, что её стали воспринимать как претендента на место в зоне Лиги Европы, особенно когда «Сандерленд» поднялся на девятое место и выбил «Арсенал» в Пятом раунде Кубка Англии. И хотя после этого команда выиграла до конца сезона всего лишь дважды – у «Ливерпуля» и «Куинз Парк Рейнджерс», – оказавшись в итоговой таблице на 13-м месте, болельщики с воодушевлением ждали нового сезона. 

В том сезоне опять была победа над «Ман Сити», была ничья с «Ливерпулем», но «Сандерленд» слишком часто терял очки тогда, когда делать этого было нельзя. Как следствие, в конце марта 2013 года Мартин был уволен после восьми матчей без побед и в одном очке от зоны вылета. О’Нил, летом 2012-го подписавший игроков атаки Адама Джонсона и Стивена Флетчера, а зимой получивший опорного хава Альфреда Ндиая и ещё одного форварда Дэнни Грэма, явно рассчитывал на более щедрую финансовую поддержку от владельца Эллиса Шорта. «Все знали, что нам нужна свежая кровь, но мы не получили её, – жалуется О’Нил. – Паоло Ди Канио следующим летом подпишет пятнадцать игроков – так что, по крайней мере, они косвенно признали, что моя оценка была точной».

 

***

В конце девяностых, когда уровень конфронтации с «Бандитской четвёркой» в «Лестере» достиг апогея, О’Нил получил приглашение поработать со сборной Северной Ирландии. Тогда он отказался не только от поста менеджера, но и от возможности время от времени помогать выбранному вместо него англичанину Лори Макменеми. О’Нил не скрывал своей позиции: работа с тогдашней сборной Северной Ирландии станет для него шагом назад в карьере, а его кипучая энергия и бьющий через край энтузиазм плохо сочетаются с ритмами жизни национальной команды. О'Нил соглашается:

«Если посмотреть на то, как я веду себя во время матча, то можно принять меня за буйнопомешанного. Когда я вижу потом себя по телевизору, мне становится неловко. В тот момент я просто не осознаю, что делаю». 

«Каждый тренер на свой манер смотрит игру и размышляет о ней. В моём случае мне нужно быть в постоянном движении, реагировать на каждый эпизод – всё это помогает мне лучше думать. Я могу казаться безумным, но благодаря этому я чётко вижу, что происходит на поле и понимаю, что мне следует сделать. Начни я сдерживаться, и у меня не получится так же эффективно руководить командой».

Действительно, трудно представить тогдашнего Мартина О’Нила, в возрасте немного за сорок пять, в роли тренера сборной. Другое дело – 2013 год и контракт со сборной Ирландии. Этот альянс воспринимался как своего рода неспешный выход на пенсию. 

Работая со сборной Ирландии, О’Нил столкнулся с типичной для этой страны ситуацией: преданные, шумные и весёлые болельщики с одной стороны и колючие, язвительные и вечно недовольные эксперты в прессе и на телевидении – с другой. Чтобы удовлетворить первых, в общем-то, вообще ничего не нужно делать. Чтобы заткнуть рот другим – недостаточно просто побеждать. Критикам вроде Эмона Данфи нужны яркий стиль, игра в пас и фантазия на футбольном поле. Наивно было требовать, чтобы О’Нил вдруг изменился. Не менее наивно доказывать, что Ирландия располагает классом играть в какой-то иной футбол. Тридцать лет назад Данфи уничтожал Джека Чарльтона за то, что тот не ставил Лиама Брэди, теперь же О’Нил, по его мнению, должен был смелее доверять Уэсу Хулахану. Брэди и Хулахан – фигуры разных масштабов, но требования не изменились.

Крис Саттон, знающий не понаслышке о методах работы О’Нила, удивлялся такой наивности: «Мартин никогда не станет тратить время на всякую чепуху вроде фантазии, пока не будет гарантии результата».

На Евро-2016 Ирландия пробилась, как когда-то «Лестер» в Премьер-лигу, то есть через плей-офф. Выступление во Франции сложно было назвать ярким, но ирландцам удалось выйти из группы с третьего места. О’Нил мог защищаться результатом, однако после унизительного поражения в домашнем матче плей-офф ЧМ-2018 от Дании 1:5 и особенно после провала в новом турнире Лиги Наций в его колоде не осталось больше козырей. 

«Он как коммутируемый доступ к интернету в эпоху 5G, – написал журналист Люк Эдвардс после расставания О’Нила со сборной. – Когда-то хороший менеджер, которого теперь обошли технологии, новые идеи и более молодые конкуренты». 

«Я чувствую себя молодым и обязательно вернусь», – заявил Мартин в интервью тому же автору, а три недели спустя он возглавил главный клуб своей жизни – «Ноттингем Форест». 

Если оставить в стороне сентиментальные эмоции, останутся сомнения и вопросы. 

Станет ли «Ноттингем» для Мартина О’Нила лебединой песней? Достаточно ли у него идей и рычагов влияния на поколение игроков, которое, «наверное, даже понятия не имеет, кто такой Брайан Клаф» и слабо помнит «Лестер» и «Селтик» О’Нила? Или мы всё-таки увидим создание новой «молотилки»? Как неистребимая тяга О’Нила к диктатуре будет гармонировать с южным темпераментом греческого владельца? Не придётся ли в конце концов жалеть по поводу этого выбора?

 

***

«Я бы хотел, чтоб мне всегда было 26. А если б можно было выбрать себе другую жизнь, я взял бы гитару, чтобы играть в «TheWho». Или, может быть, в «SmallFaces», а то и в «TheKinks». В остальном же я всем доволен».

 

"Здесь решения принимаю я". Тренерская карьера Мартина О'Нила. 1-я часть

 

Алексей Ивановспециально для nottinghamforest.ru

© Nottinghamforest.ru

 

Best of analytics

«Здесь решения принимаю я». Тренерская карьера Мартина О’Нила. Часть 2

«Здесь решения принимаю я». Тренерская карьера Мартина О’Нила. Часть 2
«Лестер» стал триумфом Мартина О’Нила, однако это путешествие не было лёгким и беззаботным. Начиналось оно с того, что под руководством ...

Кенни Бёрнс: «Ни один еще не стал Джоном Робертсоном»

Кенни Бёрнс: «Ни один еще не стал Джоном Робертсоном»
Легендарный Кенни Бернс об атакующем полузащитнике Ноттингем Форест Жоао Карвалью. "Жоао Карвалью в минувший уикенд получил нагоняй от некоторых болельщиков ...

Кенни Бёрнс: «Сити Граунд давно нуждается в капитальном ремонте»

Кенни Бёрнс: «Сити Граунд давно нуждается в капитальном ремонте»
Легенда «красных» высказался о планах Форест по многомиллионной реконструкции своего стадиона. "Сити Граунд – это дом для Ноттингем Форест. И ...

«Здесь решения принимаю я». Тренерская карьера Мартина О’Нила

«Здесь решения принимаю я». Тренерская карьера Мартина О’Нила
Всё началось со стука в дверь. Не с телефонного звонка и даже не с письма. Мартин О’Нил был занят обычными ...

PAGES OF HISTORY

История "Ноттингем Форест" Часть 13. Лучшие в Европе. «А Тревор Фрэнсис сегодня не забил» (октябрь 1978 – май 1979)

История "Ноттингем Форест" Часть 13. Лучшие в Европе. «А Тревор Фрэнсис сегодня не забил» (октябрь 1978 – май 1979)
«Они были королями Европы, а мы – командой выскочек из ниоткуда. Но мы прошли их. По силам ли нам было ...

История "Ноттингем Форест" Часть 12. Лучшие в Европе. «Матч века» (июль-сентябрь 1978)

История "Ноттингем Форест" Часть 12. Лучшие в Европе. «Матч века» (июль-сентябрь 1978)
«Казалось, в этом сезоне невозможно совершить что-то такое, что могло бы превзойти успехи предыдущего», – так один из историков «Ноттингема» ...

Вкладыш №1. Домино с Брайаном Клафом. Как играл «Ноттингем» золотой эпохи

Вкладыш №1. Домино с Брайаном Клафом. Как играл «Ноттингем» золотой эпохи
– Босс, должен ли я отдавать мяч в канал (дословный перевод. Имеется в виду пас свободную зону. – прим. ...

Тони Вудкок / Tony Woodcock

Тони Вудкок / Tony Woodcock
Родился 6 декабря 1955 года, Ноттингем. «Ноттингем Форест»: 133 матча в Лиге (36 голов), 14 матчей в Кубке Англии (10), 21 матч ...