Отправить в FacebookОтправить в TwitterОтправить в Vkcom

«Истинное величие нашего достижения можно оценить, пожалуй, только вспомнив названия клубов, которые выигрывали Кубок чемпионов до нас, – считает Джон Робертсон. – Как будто изучаешь футбольный список «Кто есть кто». Конечно, «Реал» (Мадрид), потом «Милан» и их знаменитые земляки из «Интера», «Аякс», «Бавария» (Мюнхен), наши «Манчестер Юнайтед» и «Ливерпуль»… А разве можно забыть волшебный миг триумфа «Селтика» в Лиссабоне в 1967-м? Но прежде ни один город масштабов трёхсоттысячного Ноттингема не выигрывал главный приз европейского футбола, чем мы невероятно гордились».

Даниэл Тейлор, автор книги о самом великом периоде в истории «Ноттингема», считает, что победа «Форест» в Кубке чемпионов 1979 года, «полностью изменила пейзаж английского футбола, а также начистила до блеска корону города». Благодаря футболу «от Ноттингема несколько лет исходили неведомые доселе волшебные флюиды. Город изменился вместе с командой». Наиболее точно суть этих изменений передал Ларри Ллойд: «Раньше нам по старинке ставили пинту пива, теперь же покупали водку с колой». 

«Ноттингем перестал быть городом только лишь Робина Гуда, Дэвида Герберта Лоренса, велосипедов Рали, сигарет Джон Плейер и фармацевтической компании «Boots», –  продолжает уроженец Ноттингемшира Тейлор. – Он обзавёлся новым символом и как будто расправил плечи». Об этом небольшом городе вспомнили, когда «целый мир в сопровождении жён пришёл поглазеть на Кубок чемпионов».

Сам «Ноттингем» пытался соответствовать новому имиджу успешного и преуспевающего клуба. Миллион фунтов за Тревора Фрэнсиса, два с половиной миллиона фунтов за модернизацию трибуны. Работы, правда, шли не так быстро, как хотелось бы Клафу, который как-то пожаловался в прессе, что «строители ещё медленней моей линии обороны». Но теперь на трибуне были корпоративные ложи, а название клуба – чего в Англии тогда не было ни у кого – было выведено с помощью сидений разного цвета. Появился и новый кабинет для трофеев – более просторный, само собой.

Тогда, по горячим следам, никто не спешил снимать душещипательные фильмы и писать такие же книги. Сам по себе финал в Мюнхене разочаровал нейтральную публику. В этом скучном и пресном матче не было ни романтики, ни чуда, ни очарования. «Только посмотрите на этот «Мальмё». Это даже не команда английского Третьего дивизиона, иначе их нападающие должны были воспользоваться чудовищной ошибкой Кенни Бёрнса. Тогда у «Ноттингем Форест» могло и не быть той тоскливой победы со счётом 1:0», – бухтел Эмлин Хьюз.

Джонатан Уилсон в своем изложении жизни Брайана Клафа вообще пишет, что победа в Мюнхене вызвала «странное чувство начавшегося заката». Впрочем, с чего должно было быть иначе? «Ноттингем» за каких-то четыре года проделал путь от 16-го места Второго дивизиона до звания лучшей команды Англии, а потом и Европы. Чего ещё можно было ждать? В раздевалке, сразу после победы над «Мальмё», Фрэнк Кларк с высоты своих лет резюмировал: «Лучше быть не может». Вскоре, отказавшись от нового контракта, 35-летний защитник объявил о завершении карьеры, чтобы начать новую – тренерскую, которая со временем приведёт его на «Сити Граунд». 

 

***

Сезон 1979/80 ознаменовался массовыми, особенно по меркам первых лет работы Брайана Клафа и Питера Тейлора, изменениями в кадровом составе. Тревожило то, что теперь не все они были удачными. Скаут Морис Эдвардс в мемуарах делится размышлениями, что, по его наблюдениям, именно тогда Тейлор «перестал проявлять прежнее рвение в вопросе рекрутинга новых игроков. Не уверен, здоровье ли тому причиной, а может, и разногласия с Брайаном по поводу своей загруженности, но он определённо не выказывал знакомого мне энтузиазма».

Летом был продан Арчи Геммилл. «Медаль за победу в финале не значила для меня ровным счётом ничего, – признавался он. – В раздевалке я зашвырнул её на массажный стол, и она свалилась на пол. Тренер приказал мне поднять её, я послал его и пошёл в душ». Во время предсезонки, когда Клаф был на Майорке, Геммилла вызвал Питер Тейлор и сказал, что на его место клуб покупает Эйсу Хартфорда, а «тобой интересуется Джим Смит, и мы хотим, чтобы ты ушёл в «Бирмингем»».

Хартфорд, пришедший на смену Геммиллу, продержался в команде чуть больше двух месяцев. Эйса был полузащитником, который за счёт выносливости и решительности умел диктовать ход игры в середине поля, а его передачи позволяли обострять ситуацию у чужих ворот. Он рано сделал себе имя в «Вест Броме», едва не перешёл в «Лидс», но медобследование выявило у него проблемы с сердцем.

Это, впрочем, не остановило сначала «Ман Сити», а потом и «Ноттингем», который выложил за шотландца 500 тысяч фунтов. Клафу с Тейлором хватило первых трёх матчей в чемпионате, чтобы понять свою ошибку: Эйса был на поле настолько незаметен, что в одном из матчей его вообще пришлось заменить. «Он чертовски шикарный игрок, но мы не собираемся ради него перестраивать игру всей команды», – подвёл черту Тейлор. Хартфорд редко ошибался в передачах, но, как заметил его тренер в «Ман Сити» Малколм Эллисон, «уступал мяч только взаймы». «Он не видел дальше двадцати ярдов, играл в пас точно, но слишком коротко», – объяснял Тейлор в своей книге «WithClough,ByTaylor». Идея же заключалась в следующем: раз уж соперники стали использовать против Джона Робертсона двойную, а то и тройную опеку, тогда от центрального полузащитника требуется без промедления переводить мяч на противоположный фланг. 

«Если ты ошибаешься с новичком, лучше всего как можно скорее признать ошибку и, если получится, избавится от игрока», – советовал Клаф.

 

«Эвертон» отдал за Хартфорда 400 тысяч, но проблема в полузащите «Ноттингема» никуда не делась. Иан Бойер, а также ветеран Джон О’Хейр и 17-летний Гари Миллз поочерёдно использовались в качестве временного решения. Тревор Фрэнсис, который вернулся с травмой после летнего выступления за «Детройт» и не играл до октября, тоже был отправлен на проблемную позицию в полузащите. Клаф даже предпринял попытку вернуть Геммилла. «Сынок, я ошибся, – начал он телефонный разговор. – Если согласишься, станешь получать в два раза больше». Но Арчи был твёрд. «Мне важны были мои принципы, и я остался с «Бирмингемом» во Втором дивизионе, хотя мог бы всё-таки сыграть в финале Кубка чемпионов», – вспоминал он впоследствии тот разговор. 

(Мартин О’Нил, тоже явно разочарованный решением Клафа не ставить его в состав на финал, спустя годы признал правоту тренера. «Клафи всегда подчёркивал, что я не был готов к матчу и знаете что? Оказалось, он всё-таки был прав. Через неделю после Мюнхена я играл за Северную Ирландию против Дании и мне пришлось уйти с поля в перерыве». [На самом деле в отборочном матче О’Нил был заменён на 65-й минуте, но очевидно, что он был не в лучшей форме, как и вся команда, со счётом 0:4 уступившая на выезде аутсайдеру группы.])

Крис Вудс после победы над «Ливерпулем» в финале Кубка Лиги в марте 1978 года сыграл только в двух неофициальных матчах и был на скамейке запасных в Мюнхене. Ему ещё не исполнилось 20-ти, но он уже был готовым вратарём и с радостью воспользовался предложением «Куинз Парк Рейнджерс». Вместо него на роль дублёра Питера Шилтона был подписан 35-летний Джим Монтгомери, рекордсмен по матчам за «Сандерленд», герой сенсационной победы этой команды в Кубке Англии 1973 года. Монтгомери обладал великолепной реакцией и кошачьей пластикой, но ничего этого болельщики «Ноттингема» не увидели – играл по-прежнему только Шилтон. 

«Клаф обожал Шилтона, и если б он не был женат на Барбаре, то вероятно женился бы на нём», – говорил потом Монтгомери.

 

Фрэнк Грей же переходил из «Лидса» за полмиллиона фунтов, чтобы играть. Кларк вошёл в тренерский штаб «Сандерленда», Колину Барретту никак не удавалось восстановиться после тяжелейшей травмы колена, полученной перед ответным матчем с «Ливерпулем» в Кубке чемпионов прошлого сезона, и «Ноттингему» нужен был сильный левый защитник. Тейлор склонялся к приглашению Стива Бакли из «Дерби», однако понимал, что руководство «Баранов» сделает всё, чтобы трансфер не состоялся. Поэтому, по наводке Эдвардса, «Ноттингем» обратил внимание на Грея.

Младший брат Эдди Грея, одного из сильнейших левых крайних 1960-70-х, преимущественно действовал в полузащите, но Тейлор запомнил, как уверенно тот сыграл слева в обороне в конце сезона 1978/79, когда «Форест» дважды в течение месяца встречался с «Лидсом». Быстрый, техничный, отлично читающий игру Фрэнк легко освоился в коллективе и быстро наладил взаимопонимание с Робертсоном. Он не был идеален в отборе, но «с Питером Шилтоном в воротах, Ларри Ллойдом и Кенни Бёрнсом в центре обороны мы могли себе позволить роскошь использовать одновременно двух атакующих фулбеков – Грея и Вива Андерсона», – объяснял Тейлор. За весь сезон Грей пропустил лишь один матч, а Барретт, так и не набрав форму, ушёл в «Суиндон».

 

***

«Ноттингем» показал лучший результат на старте сезона за всё время работы Клафа, выиграв четыре матча подряд. До конца октября «Форест» шли во главе таблицы вместе с «Манчестер Юнайтед», однако затем случился резкий спад. Одно очко в шести турах, в том числе три поражения с крупным счётом. «Ноттингем» проиграл на своём поле впервые с апреля 1977 года (серия составила 51 поединок), да ещё и в матче с аутсайдером «Брайтоном». «Лесники» оказались на 13-м месте, и обозреватели, пытаясь разобраться в причинах спада, пришли к выводу, что Клаф слишком доверяет старой гвардии, которая якобы прошла свой пик, в то время как работа на трансферном рынке, как показала история с Хартфордом, перестала быть безошибочной. 

Клаф тогда же вступил в открытую конфронтацию с руководством клуба, что, в общем-то, он делал всегда и везде. «Если они считают, что найдётся кто-то, способный оплатить строительство трибуны за 2,5 миллиона фунтов и выигрывать при этом чемпионство, получая за всё про всё 30 тысяч в год, пусть расскажут мне о таком чудотворце», – бушевал он на одной из пресс-конференций. Тейлор, конечно же, поддержал друга: «Мы делаем всё то же самое, что и всегда, но теперь нам начинают задавать вопросы, сомневаясь в правильности методов, благодаря которым клуб и добился всех этих успехов». Клаф продолжал: «У меня никогда не было крепких отношений с директорами. Наш председатель Стюарт Драйден – славный малый, но таких в клубе и вообще в футболе единицы [в январе 1980 года «славному малому» светило полгода тюрьмы по четырём давним фактам «незаконного присвоения средств», когда тот ещё был заместителем начальника почты в деревушке Раддингтон; обвинения были сняты в результате апелляции]. К сожалению, эта игра привлекает определённый круг людей, которые ничего из себя не представляют в обычной жизни и хотят самоутвердиться с помощью футбола. Я ничего не имею против, только пусть они идут к признанию не моём горбу. Пусть зарабатывают свои мозоли сами». 

«Ни Брайан, ни я не предполагали, что это выступление так заденет членов комитета клуба и что ситуация может запросто привести к нашему увольнению», – признавался Тейлор. Питер, когда их обоих попросили покинуть собрание комитета, убедил Брайана вернуться с извинениями и сгладить ситуацию. Руководство клуба, невзирая на усилившиеся слухи об интересе к тренерскому дуэту со стороны «Астон Виллы», извинения приняло, но в остальном проявило твёрдость: финансовая ситуация, ухудшившаяся из-за расходов на строительство трибуны и трансфера Фрэнсиса (Клаф был инициатором и того, и другого), вынуждала сначала продать кого-нибудь, прежде чем потратить деньги на нового игрока. Клаф и Тейлор могли возмущаться сколько угодно, но члены клуба обязаны были покрывать финансовые потери из собственных карманов, потому последнее слово было за ними.

В ноябре 1979 года поверженный в полуфинале Кубка чемпионов прошлого сезона «Кёльн» вернулся за Тони Вудкоком. Нападающий, игрой которого в прошлом сезоне Клаф не всегда был доволен, теперь был в великолепной форме и успел во всех турнирах забить 11 мячей. Но «Кёльн» предложил ему в три раза больше, чем мог платить «Ноттингем», а «Форест» получили 650 тысяч фунтов. Этот трансфер дал возможность Фрэнсису вернуться в атаку, а «Лесники» перед Рождеством за 250 тысяч подписали плеймейкера «Куинз Парк Рейнджерс» Стэна Боулза. Вскоре из «Саутгемптона» в месячную аренду приехал Чарли Джордж. 

Боулз и Джордж запросто войдут в десятку лучших игроков Англии семидесятых. Помимо бесспорного таланта, их обоих роднил непростой характер. 

Боулз, которого впоследствии назовут лучшим игроком в истории КПР, в начале сезона 1979/80 оказался в непростой ситуации. Он быстро рассорился с новым менеджером команды Томми Дохерти («Я скорее доверил бы своих курей полковнику Сандерсу, чем поверю тому, что обещает мне Док») и был отправлен тренироваться с резервом. Но роль Боулза в команде была столь велика, что каждую субботу он по-прежнему выходил в основе. Тейлор был давним поклонником таланта Стэна и пытался подписать его в «Дерби» ещё в начале семидесятых, когда на того махнули рукой в «Ман Сити» и он выступал за «Крю» и «Карлайл». Остановили нестабильность Боулза и его всепоглощающая страсть к игре на ставках. «Если бы Стэн умел проходить мимо букмекерских контор так, как он это делал с защитниками, то стал бы богачом», – эти слова тогдашнего менеджера «Крю» Эрни Тагга цитируют каждый раз, когда речь заходит об этом неординарном футболисте. Тейлор надеялся, что с возрастом Боулз остепенился, потому что к его игре не могло быть ни малейших претензий. 

Джорджа высоко ценил сам Клаф. Чарли был лидером «Арсенала», который в сезоне 1970/71 сделал «золотой дубль», в составе «Дерби» он оформил хет-трик в матче Кубка чемпионов с «Реалом», но не реже, чем восторги, он слышал в свой адрес упрёки в лени и высокомерии. Клаф пытался подписать Чарли ещё в прошлом сезоне, когда «Дерби» просто отказался отдавать своего лучшего игрока соседям, вместо этого отправив его на Южное побережье. Теперь же, приехав в аренду из «Саутгемптона», Джордж был доволен сотрудничеством с тренером, который «предпочитает играть в правильной манере». Об этом же говорил и Боулз, заявив, что ему «импонирует любовь «Ноттингема» играть в пас».

Однако Джордж сыграл всего четыре матча, а Боулз в конце сезона вернулся в Лондон. Столь многообещающий альянс с двумя яркими, пусть и непростыми талантами в итоге получился практически незамеченным и не оставил сколь-нибудь заметного следа как в истории клуба, так и в биографиях Боулза и Джорджа. Хотя, как и в случае с Хартфордом, для успешного сотрудничества, казалось, были все предпосылки: Клаф с Тейлором любили творческих игроков, знали они и как найти подход к проблемным футболистам, наконец команде именно тогда не помешали бы свежие идеи. Шилтон, вспоминая тот сезон, пишет, что из игры команды «пропала привычная острота» и время от времени она «выглядела пресытившейся». «Возможно, мы стали слишком предсказуемыми», – заключает он. 

Боулзу не нравилось играть в центре полузащиты, а не на правом фланге, как в КПР. «Мы быстро подружились с Роббо, но я был способен на большее, чем быть просто обезьянкой при его шарманке», – объяснял Стэн. Что касается Джорджа, то заносчивый Чарли считал, что он не обязан никому и ничего доказывать, потому не терпел всякого рода «проверки» ни от менеджера сборной Англии, ни даже от Клафа. Спустя годы Джордж соглашается, что ему – с его-то больным коленом – следовало согласиться на продление аренды и тогда постоянный контракт с «Форест» никуда бы не делся. Боулз же считает, что точку в отношениях Джорджа и Клафа поставил эпизод после неудачного домашнего матча с «Бристоль Сити» (0:0), в котором Чарли должен был играть в нападении, но ушёл в центр полузащиты, когда в конце поединка вся команда бросилась в наступление. «Брайан сказал: «Сынок, когда я говорю тебе играть в нападении, ты должен играть в нападении». Чарли прорычал в ответ сами понимаете что». «На следующий день он позвонил мне с извинениями, сказал, что передумал и хотел бы остаться ещё на месяц в аренде, – писал в своей книге Тейлор, – но я ответил: «Извини, теперь уже слишком поздно»».

Клаф с Тейлором, похоже, были согласны с Фрэнком Кларком: лучше быть не может, а значит, и нет никакого смысла отказываться от старых идей. «Успех не изменил нас с Питером, – возвестил Брайан. – Мы были высокомерными на дне, мы остались высокомерными на вершине – в этом и заключается наша стабильность».

 

***

Впрочем, даже при всём своём высокомерии Клаф и Тейлор понимали, что «Ноттингему» не потянуть борьбу за чемпионство, особенно с настолько невыразительной игрой на выезде. В чемпионате «Форест» потерпели 13 выездных поражений (чаще проигрывали лишь вылетевшие «Дерби» и «Болтон»), выиграли только четыре матча, в том числе всего один после Нового года. «Ноттингем» завершил чемпионат на пятом месте, но до снова ставшего чемпионом «Ливерпуля» было столько же очков (12), сколько отделило «Форест» от «Стока», занявшего 18-е место.

Коротким оказалось и участие «Ноттингема» в Кубке Англии (разгром 4:1 «Лидса», как ни странно, в гостях и домашние 0:2 с «Ливерпулем»), однако это скорее пошло команде на пользу, когда началась весенняя часть сезона. Дело в том, что из-за холодов в январе и феврале нередко приходилось переносить матчи, что в конце сезона особенно сказывалось на загруженности календаря тех, кто успешно выступал в Кубке. 

В третьем сезоне кряду «Ноттингем» добрался до финала Кубка Лиги, однако триумфальным шествие к матчу на «Уэмбли» назвать было сложно. Только одного из четырёх соперников на пути к полуфиналу «Форест» прошли без переигровки, а судьбу полуфинальной дуэли с «Ливерпулем» решили два пенальти Робертсона (1:0, 1:1).

К решающему матчу с «Вулверхэмптоном», который состоялся 15 марта 1980 года на «Уэмбли», Клаф готовил команду на острове Джерси. Пресса перемалывала слухи о финансовой ситуации в клубе, чему способствовал сорвавшийся без внятных объяснений трансфер форварда «Ковентри» Мика Фергюсона («Форест» предлагали полмиллиона фунтов и О’Нила в придачу, который подписал уже все документы и сидел на чемоданах). Писали, что Фрэнсиса придётся срочно продать, к тому же игрой форварда Клаф был явно недоволен. Домашнее поражение в четвертьфинале Кубка чемпионов берлинскому «Динамо» добавило дров в костёр, и Клаф решил просто увезти команду подальше от цивилизации и шумихи. Из-за всего этого «Ноттингем» не успел забронировать отель, где команда останавливалась перед двумя предыдущими финалами Кубка Лиги. «Вулверхэмптон» опередил соперника, но Клаф ответил тем, что отправил в день финала жён и детей футболистов завтракать в ресторан отеля. Джон Барнуэлл, нападающий «Ноттингема» шестидесятых, а теперь менеджер «Вулвз», захотел было заставить Клафа ждать в туннеле выхода его команды, но, как оказалось, Брайан в последний момент передал право вывести «Форест» тренеру Джимми Гордону, а сам давно отправился прямиком на тренерскую скамью.

В таком же ключе прошёл и матч. Обе команды пытались предвосхитить хитрость соперника, а «Вулвз» к тому же приставили Питера Даниэла в качества персонального сторожа к Робертсону. В прессе потом игру назвали «стерильной», а «DailyMail» охарактеризовала поединок как «разочарование, запомнившееся обилием нехарактерных ошибок с обеих сторон». Именно одна из таких «нехарактерных ошибок» и решила судьбу финала. В середине второго тайма Даниэл выполнил длинную передачу в сторону ворот «Ноттингема». Шилтон на линии штрафной столкнулся с Дэвидом Нидемом, который грудью пробросил мяч мимо вратаря, после чего Энди Грей, за которого «Вулвз» заплатили даже больше, чем «Форест» за Фрэнсиса – полтора миллиона, спокойно поразил пустые ворота. 

По горячим следам Шилтон оправдывался тем, что Нидем, судя по всему, не услышал его окрика из-за шума стадиона, а позже, в автобиографии, вратарь жаловался на «странное решение Футбольной Лиги использовать в финале новый, никем до этого неопробованный тип мяча». Он оказался намного легче привычных мячей. «Игрокам было сложно рассчитать силу передачи, – писал Шилтон. – К тому же отскок мяча был выше обычного, что затрудняло его контроль и обработку». «Мяч сначала летел в штрафную, а потом резко клюнул вниз, – описывает Шилтон ключевой эпизод. – Из-за этого Нидем сначала собирался пропустить мяч, а потом решил в него сыграть, тогда как я уже вышел на перехват, но понял, что к мячу не успеваю». [Роковое столкновение Шилтона и Нидема на заглавном фото этой части - прим. Nottinghamforest.ru].

Клаф сетовал на отсутствие дисквалифицированного Ллойда, но поддержал вратаря, а своё недовольство результатом выместил на Фрэнсисе. Боб Уилсон, в своей книге о вратарях «You’vegottobecrazy», отмечает, что именно в том сезоне Шилтон неожиданно перестал действовать на привычном для себя уровне стабильности и цитирует самого вратаря, который по ходу той самой серии в чемпионате (одно очко в шести турах) заявил, что «играет процентов на двадцать ниже своих стандартов». Клаф тоже всё это видел, но ему нужен был прежний, уверенный в себе Шилтон, особенно тогда, когда в Европе наступала пора решающих матчей.

 

Best of analytics

Щепка №24: Апгрейд Ноттингем Форест. Огневой рубеж

Щепка №24: Апгрейд Ноттингем Форест. Огневой рубеж
Номинально, на сегодняшний день Ноттингем Форест имеет более чем внушительную линию атаки - аж 15(!) человек, но ее реальный и ...

Кенни Бернс: "Йейтс напоминает мне молодого Кина"

Кенни Бернс: "Йейтс напоминает мне молодого Кина"
В своей последней колонке Кенни Бернс сравнил Райана Йейтса с молодым Кином и поприветствовал рвение молодого “лесника”, но совсем не ...

Кенни Бернс: "10 миллионов за Лолли? Не смешите меня"

Кенни Бернс: "10 миллионов за Лолли? Не смешите меня"
Бывший футболист Ноттингем Форест и колумнист местного издания Nottingham Post Кенни Бернс, прокомментировал слухи о возможном уходе Джо Лолли в ...

Щепка №23 (2): Апгрейд Ноттингем Форест. Тылы

Щепка №23 (2): Апгрейд Ноттингем Форест. Тылы
Настало время поговорить о фулбеках и центральных полузащитниках Ноттингем Форест. Если опорников и «бокс-ту-бокс» в команде хватает, то природных фланговых ...

PAGES OF HISTORY

История "Ноттингем Форест" Часть 14. Второй Кубок чемпионов. «Лучше быть не может» (1979/80)

История "Ноттингем Форест" Часть 14. Второй Кубок чемпионов. «Лучше быть не может» (1979/80)
«Истинное величие нашего достижения можно оценить, пожалуй, только вспомнив названия клубов, которые выигрывали Кубок чемпионов до нас, – считает Джон ...

История "Ноттингем Форест" Часть 13. Лучшие в Европе. «А Тревор Фрэнсис сегодня не забил» (октябрь 1978 – май 1979)

История "Ноттингем Форест" Часть 13. Лучшие в Европе. «А Тревор Фрэнсис сегодня не забил» (октябрь 1978 – май 1979)
«Они были королями Европы, а мы – командой выскочек из ниоткуда. Но мы прошли их. По силам ли нам было ...

История "Ноттингем Форест" Часть 12. Лучшие в Европе. «Матч века» (июль-сентябрь 1978)

История "Ноттингем Форест" Часть 12. Лучшие в Европе. «Матч века» (июль-сентябрь 1978)
«Казалось, в этом сезоне невозможно совершить что-то такое, что могло бы превзойти успехи предыдущего», – так один из историков «Ноттингема» ...

Вкладыш №1. Домино с Брайаном Клафом. Как играл «Ноттингем» золотой эпохи

Вкладыш №1. Домино с Брайаном Клафом. Как играл «Ноттингем» золотой эпохи
– Босс, должен ли я отдавать мяч в канал (дословный перевод. Имеется в виду пас свободную зону. – прим. ...