Отправить в FacebookОтправить в TwitterОтправить в Vkcom

***

Завоевание «Форест» Кубка чемпионов продемонстрировало способность Клафа с Тейлором собрать состав из разношерстного материала. Победоносная команда, состоявшая из Бёрнса и Ллойда, Вудкока и Робертсона, Кларка и Андерсона, стала веским доказательством, что для успеха в Европе вовсе необязательно иметь толстую пачку денег. Конечно, в феврале 1979 года за один миллион фунтов был подписан Фрэнсис, и это было всё равно что совершить покупку в «Harrods» [открытый в Лондоне в 1834 году универмаг, считающийся одним из самых больших и модных в мире]. Но за два года до этого Гарри Бёртлз был приобретён у клуба Лиги Мидленда «Лонг Итон Юнайтед» за две тысячи фунтов, что стало своего рода покупкой по скидке на блошином рынке. 

Фрэнсис дебютировал в Футбольной Лиге в шестнадцать лет. Он легко, словно скользя, обходил защитников. Прищуришься и может показаться, будто его бутсы вообще не касаются газона. Если Клаф умел ходить по воде, то Фрэнсис был способен бегать по воздуху, оставляя после себя лёгкое облачко.

Его подписание все ещё живо в моей памяти. Миллионный трансфер стал футбольным эквивалентом преодоления звукового барьера – ни один британский клуб никогда не платил за футболиста больше пятисот тысяч фунтов. Никогда не видел, чтобы такие толпы журналистов с телевидения, радио и печатных изданий ломились на стоянку «Сити Граунд», чтобы успеть передать спортивную новость. Я на три дня разбил лагерь у стадиона, потому что Клаф настолько устал от моего вида, что запретил мне появляться в коридорах. Я по-прежнему храню программку, вышедшую после подписания Фрэнсиса, в которой рассказывается, как «ненавязчивый местный журналист» по имени Данкан Хэмилтон в буквальном смысле «поселился» у главного входа, пока менеджер не потребовал собрать свои вещи и «спать в другом месте». На самом деле Клаф сказал: «Если ты не свалишь отсюда, я убью тебя собственными руками».

История Фрэнсиса сделала бо́льшее паблисити одному игроку, чем любая другая история за многие годы. Мне звонили журналисты со всех концов мира. Фрэнсис тоже не был лишён гламура. Помню, как серым зимним утром его «Ягуар» прошуршал на стоянку, на нём был бежевый костюм, а его жена Хелен, закутанная в роскошную шубу, была похожа на модель с парижского подиума.

Появление Бёртлза не вызвало вообще никакого интереса. О его переходе написали на последней странице «Nottingham Evening Post». После школы он занимался тем, что укладывал ковры в домах и офисах, поигрывал за две команды из Лонг Итона, пока не появился «Ноттингем», рассмотрев его поздно раскрывшийся талант. У Клафа спросили, что он подумал, когда впервые увидел игру Бёртлза. «[Суп из кубиков] «Охо» в перерыве был лучше, – признался он, – но я всё равно его подписал».

Бёртлз скоро привлёк внимание, потому что он шёл на защитников, легко прошивая их насквозь. Казалось, будто его ноги становились длиннее с каждым шагом. 

Бёртлзу исполнилось двадцать, когда в марте 1977-го его имя впервые появилось в составе «Форест» в малопривлекательном матче Второго дивизиона с «Халлом». Я помню тот матч особенно хорошо, потому что мы оба тогда дебютировали: я написал свой первый настоящий репортаж, который по телефону передал в редакцию «Sunday Mercury». Я работал на Мэттью Энгела, который сейчас является редактором «Wisden» [главный британский крикетный ежегодник], и он разрешил мне воспользоваться его печатной машинкой «Olivetti». Как только я закончил, он выдернул репортаж из машинки, пробежал глазами и очень уж великодушно произнёс: «Неплохо».

В начале сезона, когда Фрэнсис играл за «Бирмингем Сити», а Бёртлз был в резерве «Форест», никто не мог подумать, что оба сыграют важную роль в самой невероятной победе в истории Кубка чемпионов. Бёртлз забил первый гол «Ноттингема» в турнире, открыв счёт в матче с «Ливерпулем», а Фрэнсис провёл последний и самый важный – на мюнхенском Олимпийском стадионе. Год спустя Фрэнсис пропустил финал с «Гамбургом» из-за травмы, и Бёртлз до полного изнеможения гонял по всему газону «Сантьяго Бернабеу». К концу матча его гетры сползли к щиколоткам, голова поникла словно срезанный цветок, большие, тёмные пятна пота проступали сквозь красную футболку.

Клаф считал, что повторить успех всегда сложнее, чем добиться его впервые, но он не использовал этот аргумент в качестве слабой отговорки, почему после 1980 года «Форест» потребовалось почти десятилетие, чтобы выиграть ещё один трофей.

Спустя годы, просто спокойно изучая список матчей раунд за раундом, видишь, что «Ноттингему» стоило бо́льших трудов выиграть Кубок чемпионов в первый раз, чем сохранить его в следующем сезоне. Возможно, так случилось из-за того, что укрепившаяся репутация «Форест» и самого Клафа давала им гол форы. Возможно, «Ноттингем» играл по-чемпионски, будучи уверенным в себе в Европе и просто привыкнув к турниру. Возможно, само соревнование, как и его участники, теперь казалось им менее пугающим.

Легко пройдя шведский «Эстер», а также румынский «Арджеш», «Форест» споткнулись на «Сити Граунд», уступив берлинскому «Динамо» 0:1. В ответном матче Фрэнсис отыграл пропущенный гол, ловко, словно в балете, развернувшись и пробив низом в дальний угол – с этого начался камбек команды, победившей в тот вечер 3:1. «Аякс» был обыгран в полуфинале без особых треволнений.

Сам финал преподносился как противостояние Клафа и Кевина Кигана, который перешёл в «Гамбург» после победы с «Ливерпулем» в Кубке чемпионов 1977 года. Мой самолёт прибыл в Мадрид в то же время, что и рейс с игроками «Гамбурга». Пока Киган ждал багаж, я взял у него интервью. Он был мил и вежлив, за двадцать минут рассказав мне достаточно, чтобы написать три заметки для последней страницы. Но от меня не ускользнуло, что Кевин едва заметно нервничал и не был твёрдо уверен в успехе

Так сложилось, что я всегда буду считать, что судьбу финала решил не только гол Робертсона, забитый после того, как «Форест» выдержали двадцать минут непрерывного стартового натиска, и даже не один из великолепных сэйвов Шилтона. Огромное влияние на результат оказал силовой приём Бёрнса. Как только «Ноттингем» забил, игроки «Гамбург» стали нетерпеливы и беспокойны, не в состоянии поверить, что соперник сумел поймать их на контратаке. Недалеко от центрального круга Бёрнс пошёл на Кигана с такой яростью, что, даже наблюдая за происходящим с приличного расстояния, я вздрогнул. Киган с трудом поднялся с газона и казалось, будто он мысленно проверял, все ли части его тела на месте.

Ещё до этого Бёрнс словно сплюснул центрального нападающего «Гамбурга». Киган сразу же обратился к рефери с жалобой, но тот даже не потянулся в карман за карточкой, хотя сегодня этот эпизод, пожалуй, завершился бы удалением. Те два силовых приёма, как более чем красноречивое заявление о намерениях, устрашили «Гамбурга». Чем дальше, тем больше Киган уходил в тень. Он казался взволнованным и отходил всё глубже на половину поля «Гамбурга». Как аутсайдеры, «Форест» действовали добросовестно и дружно. Шилтон, Бёрнс и Ллойд были непоколебимы. Когда «Гамбург» получал свои медали, игроки «Ноттингема» собрались рядом для командного фото, высоко подняв Кубок чемпионов. Едва взяв свою медаль, Киган, потупив взор, молча скрылся в раздевалке. 

«Стоит тебе выиграть что-то, и все вокруг начинают петь о везении, – повторил Клаф слова, сказанные им, когда с «Ноттингемом» выиграл своё второе чемпионское звание. – И тогда ты выигрываешь во второй раз, и затыкаешь всем рты». Он больше никогда не доберётся до ещё одного еврокубкового финала.

 

***

Четыре года спустя, в ответном полуфинале Кубка УЕФА с «Андерлехтом», «Форест» защищали добытую в первом матче победу 2:0. Они проиграли 0:3. Один из голов был забит с абсурдного пенальти – театральное падение, нога защитника в другом районе города, – но это решение затмила последовавшая ещё большая бессмыслица. На последней минуте Пол Харт по всем правилам вогнал мяч в сетку сильным ударом головой. «Ноттингем» выходил в финал за счёт этого гола, забитого на выезде – по крайней мере так всем казалось. Секунду спустя испанский рефери Гурусета Муро наказал Харта за то, что тот не то толкнул, не то взгромоздился на соперника (я так и не понял, за что именно). Ранним утром я сидел в своём кабинете и изучал доказательства: серию фотографий Харта, который идёт на мяч, а затем направляет его мимо голкипера, а также видеозапись матча. Клаф был обманут.

Кубок УЕФА должен был стать своего рода ответом «от локтя» критикам, которые утверждали, что Клаф не сможет добиться успеха без Тейлора. Он собирался выиграть трофей и использовать его в качестве аргумента против любого, кто сомневался в нём. На обратном пути из Бельгии он сидел в голове самолёта, молча погрузившись в тягостные раздумья. Я подсел к нему, чтобы поговорить. Он повернул голову, увидел меня и обронил: «Не сегодня, дружище». Настолько грустным я не видел его никогда. Клаф был безутешен, как будто потерял кого-то из родных.

Правда стала известна в 1997 году – Муро был подкуплен. Президент «Андерлехта» Констан ван ден Сток передал рефери 18 тысяч фунтов. Когда новость попала в бельгийскую прессу, Муро уже не было на свете. Он погиб в автомобильной катастрофе в 1987 году. В газете также сообщалось, что «Андерлехт» откупился от шантажистов, которые угрожали разоблачением. Клуб утверждал, что переданные деньги были «ссудой».

У меня есть фотография, сделанная с пресс-конференции Клафа за день до матча. Журналисты сидят во внутреннем дворике отеля. Я щурюсь в объектив. Клаф в распахнутой рубашке, он охотно позирует с нами, улыбаясь палящему солнцу. Мы только что выслушали его обеспокоенность по поводу рефери, который на следующий день будет работать на матче. Не потому, что он считал, будто Муро подкупили или могут подкупить. Просто по собственному опыту он знал, что рефери, особенно в Европе, могут поддаться удушающему влиянию домашней публики или же испытывать антипатию к другой стране.

«Чёрт меня дери, – заявил он, ещё не зная наперёд о том, что случится, – в Англо-шотландском Кубке такого не бывает».

 

Продолжение следует...

 

© Provided You Don’Kiss Me: 20 Years with Brian Clough. Duncan Hamilton.

Перевод – Алексей Иванов, специально для nottinghamforest.ru. 2020

© Nottinghamforest.ru


 

Best of analytics

Гари Бёртлз: "Уокеру интересно, что думают о нем на Сити Граунд"

Гари Бёртлз: "Уокеру интересно, что думают о нем на Сити Граунд"
Двухкратный обладатель Кубка европейских чемпионов Гари Бёртлз о перспективах Тайлера Уокера в родном клубе. Второй сезон подряд Тайлер Уокер ...

Кенни Бернс: "Клубу не стоит торопиться продлевать контракт с Лямуши"

Кенни Бернс: "Клубу не стоит торопиться продлевать контракт с Лямуши"
Экс-футболист Ноттингем Форест и колумнист издания Nottingham Post Кенни Бернс считает, что клубу не стоит торопиться с предложением о новом ...

Щепка №24: Апгрейд Ноттингем Форест. Огневой рубеж

Щепка №24: Апгрейд Ноттингем Форест. Огневой рубеж
Номинально, на сегодняшний день Ноттингем Форест имеет более чем внушительную линию атаки - аж 15(!) человек, но ее реальный и ...

Кенни Бернс: "Йейтс напоминает мне молодого Кина"

Кенни Бернс: "Йейтс напоминает мне молодого Кина"
В своей последней колонке Кенни Бернс сравнил Райана Йейтса с молодым Кином и поприветствовал рвение молодого “лесника”, но совсем не ...

PAGES OF HISTORY

Только, чур, не целоваться. 20 лет с Брайаном Клафом. Глава 5. Ни слова о войне

Только, чур, не целоваться. 20 лет с Брайаном Клафом. Глава 5. Ни слова о войне
Когда я был маленьким, первым матчем, который по-настоящему пленил меня своей драмой и ощущением важности события, стал финал Кубка ...

Только, чур, не целоваться. 20 лет с Брайаном Клафом. Глава 4. Как стать чемпионом в Мансфилде

Только, чур, не целоваться. 20 лет с Брайаном Клафом. Глава 4. Как стать чемпионом в Мансфилде
Из всех крылатых фраз, что сорвались с губ Брайана Клафа, мне кажется, эта была одной из самых проницательных: ...

История «Ноттингем Форест» Часть 19. Три победы на «Уэмбли». Прелестные цветы (1988-90)

История «Ноттингем Форест»  Часть 19. Три победы на «Уэмбли». Прелестные цветы (1988-90)
Заняв в сезоне 1987/88 третье место, пробившись в полуфинал Кубка Англии, выиграв никому не нужный, но всё-таки трофей и, самое ...

История «Ноттингем Форест» Часть 18. Середняки. «Я вам не финансовый гений» (1984-88)

История «Ноттингем Форест»  Часть 18. Середняки. «Я вам не финансовый гений» (1984-88)
В январе 1985 года исполнилось десять лет с начала работы Брайана Клафа с «Ноттингемом», и к тому моменту он больше ...