Отправить в FacebookОтправить в TwitterОтправить в Vkcom

Пока еще владелец клуба чемпионшипа не может конкурировать с «Манчестер Сити», но он, вместе с новым менеджером "лесников" Стюартом Пирсом, мечтает о таком же успехе.


В самом центре Mayfair улыбающийся человек открывает большую черную дверь в мир роскоши. Золото, витиеватые цветочные панно, декоративные огни и целое сонмище комнат, в которых можно блуждать не меньше недели. Бархатные шторы и столы, полированные так, что вы можете увидеть в них собственное отражение. Стеклянный лифт проходит через весь дом и, когда мы попадаем в него, узнаем объяснение настенным, обрамленными багетами, фотографий двух овчарок. У Фаваза Аль Хасави 43 собаки. И все - с родословной.

На той же лондонской улице у Аль Хасави есть еще один роскошный таунхаус в георгианском стиле, на этот раз с 21 спальней. Также местечко на берегу реки в Ноттингеме. Есть и другие - в Каннах и на Ближнем Востоке, а еще семейная резиденция в Кувейте, усыпанная характерными символами.

На входе во всю стену тянется фото-картина, на которой запечатлены игроки сборной Англии, поднявшие Бобби Мура во время круга почета в честь победы на Чемпионате Мира в 1966 году. Копия Кубка европейских чемпионов, украшенного лентами цветов Ноттингем Форест, находится в стеклянном шкафу. "Когда я купил клуб, мне очень понравился этот кубок, - объясняет Фаваз, - так что они сделали еще один, для меня".

По его собственному признанию это был извилистый путь. Хасави уволил четырех менеджеров и потратил небольшое состояние после спасения Фореста от угрозы банкротства два года назад, и никак не ожидал, что «лесники»  закончат свой второй сезон лишь на11-м месте в чемпионате. Он по-настоящему расстроен. Хасави ожидал промоушен, и это  не просто заявление очередного требовательного владельца, который не вникает в суть, а просто «хочет»,  как это бывает в среде очень богатых клубов. Нет, он не снимает с себя ответственности, и готов признать, что совершил несколько ошибок на этом пути.

"В футболе, некоторые люди не могут слышать, когда о них говорят негативные вещи. Но не я. Мне нравится, когда люди критикуют, потому что иногда это заставляет меня очнуться. Человек, который говорит что-то плохое о вас, может быть прав, а ты, возможно и нет. Может быть, вы можете извлечь пользу из того, что он говорит. Я не Бог - я человек. Я делаю ошибки. Все их делают".

Сегодня он встречается со Стюартом Пирсом, новым менеджером "лесников", дабы рассказать ему всё без прикрас из первых уст: что пошло не так, и понять, как это исправить. «Я собираюсь рассказать ему все», - говорит он деловито. Он хочет привести «честного исполнительного директора», и уже были встречи с  пятью кандидатами. Внести ясность, кто из игроков остается, а кто уходит; и, конечно, будет большая сумма денег для нового менеджера на трансферы.

Хасави абсолютно привержен идее успеха. Это одержимость.

"Это просто дело времени. Манчестер Сити был в середине таблицы, когда шейх Мансур купил клуб. Это только история о деньгах. Но кто продвигает Манчестер Сити? Целое правление. И кто продвигает Форест? Только Фаваз Аль Хасави, и никто не помогает ему. Никто, даже из Кувейта. Спонсоров тоже нет. Никого нет. Даже компания, что написана у нас на майках - это наша компания".

"Мы идем другим путём. За Манчестер Сити стоит правление, и когда у вас за плечами есть правление, это весьма отличается от продвижения одним человеком. Цели можно добиться и в одиночестве, но это займет больше времени".

Когда Фаваз стартовал с Кадисией, он создал их как топ силу в Кувейте и сразу поднял наверх. С Форестом все намного сложнее. Но никто не может сомневаться в исполнении финансовых обязательств Хасави.

Тем не менее, это был тяжелый период, когда магнат-миллиардер, представитель одной из самых богатых семей Кувейта (чей бизнес включает в себя недвижимость, гостиницы и продажу кондиционеров), оказался под давлением с того момента, когда Нил Уорнок (один из кандидатов на замену Дэвиса), сообщил прессе, что он отклонил работу только потому, что владелец ему советовал кто из команды должен играть.

Хасави хочет в корне пресечь эти разговоры. "Если бы я хотел действительно вмешаться, почему я не сделал себя менеджером изначально? Я знаю, что такое быть игроком. У меня есть лицензия менеджера. Я учился в Кувейте на C, B и А категории. Так почему бы мне самому не стать менеджером?! Зачем нужен Стюарт Пирс? Я найму двух или трех помощников, и сэкономлю клубу 1 миллион фунтов – зарплату нового менеджера".

Дело было бы в шляпе. Но он знает, что это серьезная проблема. «Смотри, -  продолжает он, - я говорил с разными менеджерами, после того как мы решили, что не хотим больше сотрудничать с Билли Дэвисом. К сожалению, один из них – я даже не хочу упоминать его имя – стал рассказывать, что Фаваз вмешивается в дела тренера. Вы знаете, почему так произошло? Потому что он хотел получить эту работу, а мы её ему не дали, он был уязвлен в своем самолюбии».

"Стюарт Пирс - сильный человек, и я не думаю, что он связался бы с такой работой, когда владелец будет вмешиваться".

"Билли Дэвис, опять же, был сильным человеком. Я не вмешивался в его работу. Я не вмешивался, когда Алекс Маклиш был менеджером. Или даже Шон О'Дрисколл. Но я всегда могу высказать менеджеру своё мнение. Я человек, который платит каждый день, и вы говорите, что я не имею право высказать ему свое мнение? При этом я хочу получать от него обратную связь, и это совершенно нормально".

Суть в том, что хорошего Хасави сделал много больше, нежели плохого. Суппортеры "лесников" даже устроили в начале этого сезона "День Фаваза". Баннер, провозглашающий:  «Мы верим в Фаваза» висит на Сити Граунд. Они поют его имя. Это смущает его. «Я слышу болельщиков, и такое внимание ко мне - это для меня слишком. Я бывал на играх Челси, Манчестер Юнайтед, и я никогда не слышал фанатов, которые хлопали и пели для владельцев».

Но у Хасави глубокие карманы, и он горит желанием угодить. «Я ни разу не припомню случая, чтобы менеджер попросил у меня игрока, и я не попытался получить его. Мы сделали для Билли Дэвиса все, что было в наших силах. И то же самое будет со Стюартом Пирсом. Что он хочет, то будет у него. В следующем сезоне я собираюсь сделать все для этого менеджера».

Ничто не может вызвать больший цинизм, чем смесь футбола и денег, особенно когда миллиардер, едва приобретя команду,  клянется в своей «любви с детства". Но Хасави как раз исключение. Его глаза загораются при воспоминаниях о временах Брайана Клафа, когда команда взяла два кубка европейских чемпионов. Его жена Асма Аль Сабах говорит, что Ноттингем Форест для Фаваза «как четвертый ребенок». Но есть большее, чем просто футбол, что очень важно для него. Это репутация клуба.

"То, что произошло раньше, мне не понравилось - говорит Хасави, вспоминая запрет для свободной работы СМИ, навязанный Дэвисом. «Я не знаю, почему он захотел пойти этим путем, и я до конца не понимал ситуацию, пока за месяц до его увольнения, Шон Харви (исполнительный директор футбольной лиги) пришел ко мне и сказал: «Почему твой клуб такой закрытый?..» Я был потрясен. Я не желаю, чтобы мой клуб был доступен только для половины СМИ, а другая половина была изгнана с территории. Я хочу открытости для всех. Всё телевидение, все газеты – все должны быть участниками. Всем добро пожаловать! А если кто-то пишет негатив, мы должны отвечать им своей игрой, на поле".

Фаваз не имеет никакого желания скрупулезно изучать последствия саги с Дэвисом, но понимает, что он должен это оценить и сделать выводы.

«Дэвис был очень беспокойным, он приехал к нам не один, когда вернулся в клуб во второй раз. Его двоюродный брат и советник юрист Джим Прайс,  в настоящее время отстраненный от профессии, принимал активное участие в работе Дэвиса, несмотря на заявление Лиги, что он не прошел проверку на профпригодность, и не может быть полезен клубу. Бывший игрок Брайан О' Нил, ставший агентом, также пришел с Дэвисом в качестве консультанта».

«Это была ошибка, - признает Хасави, - пустить в клуб этого агента и адвоката, лишенного лицензии. Мне не нравилось это, но то была моя, а не их ошибка. Это прошло мимо меня. Я доверял каждому в клубе. Я дал им все. «Делайте, все что хотите!» И это было неправильно».

"Это случилось. Но сейчас это в прошлом, и я сказал Стюарту Пирсу: «Слушай, ничего не имею против тебя, но есть определенные правила». Он сказал: «Окей». Он соглашается, и это хорошо, потому что, во-первых, мне не нравится менеджер, который мешает работать администрации клуба. Во-вторых, я не люблю, когда администрация вмешивается в футбол. У каждого есть свой участок работы. Менеджер... да мы предоставим ему всё".
 

У Хасави в кабинете висели, сделанные по заказу, портреты Клафа и Дэвиса. Но фотография с Дэвисом «ушла» вместе с ним, после поражения 0-5 от Дерби в тот злосчастный период сезона, начало которого обнадеживало. "Мы опускались вниз медленно, но верно, из-за травм, из-за методов подготовки... становилось все хуже и хуже, и мы падали всё ниже и ниже".

Теперь пришел час Пирса, вернувшегося в клуб, где он когда-то нагонял страх Божий на вингеров соперника. «Когда мы решили, что не будем продолжать работать с Билли Дэвисом, я хотел кого-то, кто имел бы отношение к клубу», - объясняет Хасави. «Я услышал, что Стюарт Пирс был честен со мной. Он сказал: "Фаваз, если я возьмусь за работу, я должен быть готов. Я хочу начать с нуля. Я не хочу вмешиваться, пока я не готов на 100%».  И я ответил ему: «Я не виню тебя, потому что прямо сейчас это не работа, сделанная тобой, это наследие от кого-то другого ».  Он сказал, что он будет продолжать наблюдать за командой и в летнее время примет клуб. Вот почему он не взялся за эту работу сразу".

Пирсу есть что доказывать, но он с комфортом подходит к своей работе после всего, что случилось с его предшественником. «Теперь у нас есть человек, кто заботится о Ноттингем Форест» - говорит Хасави.

«Нам поможет то, что теперь мы работаем вместе, как одна команда, а не друг против друга. Мы все находимся в одной лодке. Мы либо выплывем вместе, либо вместе утонем. Иногда некоторые менеджеры – я не называю имен – когда проигрывают, набрасываются на игроков. Дескать, менеджер всегда прав! Они не понимают, что признание своей ошибки, делает человека только лучше».

«Если я совершаю ошибку, я говорю: «Да, я ошибся». Я не виню игроков, менеджера, исполнительного директора. Вы не должны искать оправдание для каждой игры. Один день вы ссылаетесь на рефери, другой - на травмы, третий - на игроков. А что на счет тебя самого? Ты идеальный мужчина? Да ладно».

«Фаваз», на арабском языке, значит «успешный». Применимо к достижениям в Кувейте это идеально подходит. Теперь он хочет показать тоже самое и в английском футболе.

"Это моя мечта, и я иду к ней, стараясь изо всех сил. Вы посмотрите на меня во время игр. Я веду себя как один из сумасшедших фанатов. Я такой и есть. И я не могу измениться".

 

С Фавазом Аль Хасави беседовал Дэниэл Тэйлор

 

Источник: Guardian, 5 мая 2014 года

Перевод: Михаил Давыдкин

Редактор: Олег Темный

 

© Nottinghamforest.ru