Отправить в FacebookОтправить в TwitterОтправить в Vkcom

Всё началось со стука в дверь. Не с телефонного звонка и даже не с письма. Мартин О’Нил был занят обычными домашними делами, когда в дверь вдруг постучали. Прилично одетый господин представился директором клуба «Грантем Таун» из Линкольншира. 

– Мы слышали, вы ищите работу менеджера футбольного клуба. Председатель правления нашего клуба, мистер Тони Балф, с удовольствием встретился бы с вами в удобное для вас время.

Уж чего-чего, а времени у Мартина О’Нила было навалом.

***

В феврале 1985 года он повесил бутсы на гвоздь. По сути, это произошло ещё раньше, просто некоторое время Мартин обманывал сам себя. Окончательно сдаться пришлось, когда из-за травмированного колена он не смог сыграть в полную силу даже за резервные составы «Честерфилда» и «Фулхэма». Гол в ворота «Барселоны» в 19 лет, звание чемпиона Англии, по два Кубка чемпионов и Кубка Лиги, Суперкубок УЕФА, капитанская повязка в сборной Северной Ирландии, победа над Испанией и выход из группы на ЧМ-1982 – всё это осталось в недалёком, но прошлом, а будущее казалось неопределённым.

Джон Диан, который в начале восьмидесятых играл вместе с О’Нилом в «Норвиче», признавался, что всегда был уверен – Мартин скорее всего станет писателем. «Он был такой образованный, знал кучу умных слов и всегда читал толстые газеты».

О’Нил действительно взялся за перо, но не пошёл дальше ведения колонки для местных газет. И тогда Сэмми Нелсон, товарищ по сборной и бывший защитник «Арсенала», предложил последовать его примеру.

– Страховой бизнес – вот занятие для таких, как мы с тобой. Ты умён, обаятелен, когда нужно. Тебя узнают, в конце концов. Расскажешь байку-другую о Брайане Клафе и даже самый безнадёжный скряга подпишет страховой полис.

 

Это был мудрый совет, но Мартин последовал ему без особого рвения. «Я всё ещё любил футбол, потому хотел попробовать себя в тренерском деле». 

Первое время О’Нил ждал, что ему позвонят. Потом стал рассылать вежливые письма в клубы, где появлялась вакансия менеджера – сначала это были клубы повыше рангом, а там уже и Четвёртого дивизиона. Обычно Мартин так и не дожидался ответа, очень редко кто-то присылал письменный отказ, ещё реже его приглашали на собеседование. «В те времена многие клубы, особенно в низших дивизионах, стремились получить от таких, как я, два товара по цене одного. То есть их интересовали играющие менеджеры. «Ах, ты уже не можешь играть…» – вздыхали они». 

И тогда в дверь постучал директор футбольного клуба из Линкольншира. О’Нил искал тренерскую работу уже более двух лет, потому он, конечно, согласился встретиться с Тони Балфом. «Грантем» так «Грантем».

 

***

Говорят, город Грантем хорош только тем, что в нём родилась Маргарет Тэтчер и из него ведёт трасса А1. Ну ладно, раз вы не консерватор, то уж насчёт трассы точно не станете спорить. «Грантем Таун» играл в Дивизионе Мидленда в Южной Лиге, мечтая одолеть два уровня пирамиды и оказаться в Конференции. Для этого, правда, было бы неплохо решить финансовые проблемы, которые едва не угробили этот клуб со ста пятьюдесятью зрителями. Но О’Нила всё это не отпугнуло. «Он буквально излучал энтузиазм и был готов горы свернуть», – делится первыми впечатлениями Балф.

Те, кто помнят О’Нила по работе с «Грантемом», утверждают, что уже тогда можно было заметить черты, которые делали его похожим на Клафа. «С ним было приятно работать, потому что он умел управлять, – вспоминает бывший полузащитник «Ковентри» и «Норвича» Мик Макгуайр, который на поле стал ногами и мозгами начинающего тренера. – Мартин держал дистанцию с игроками, и в отношениях с ним всегда присутствовал фактор страха. Речь вовсе не о каких-то запугиваниях, ты просто стремился сделать на поле всё, чтобы он был доволен». «Когда мне начинало казаться, будто я раскусил его – а я точно общался с ним чаще, чем кто бы то ни был в «Грантеме», – Мартин совершал нечто непредсказуемое, и это держало всех в тонусе», – добавляет Балф. «Да, в нём чувствовался тот же стержень, что и у Клафа, – соглашается Макгуайр. – Если посмотреть на его дальнейшую карьеру, он часто работал с игроками с так называемыми сложными характерами. В любом другом клубе это бы привело к катастрофе, но он умел найти подход к каждому, как и Клаф». 

О непростых отношениях самого О’Нила с Клафом сказано и написано немало. Брайан никогда не был доволен Мартином, называл его то «идиотом на правом фланге», то «умным говнюком», то ещё как-нибудь ласково, обязательным с прилагательным, начинающимся на «ё». О’Нил не раз и не два срывался, иногда угрожая бросить футбол и вернуться к изучению своей любимой криминологии. Клаф в ответ обещал ему оплатить билет на самолёт до Белфаста из своего кармана, лишь бы он наконец свалил.

Всё это не могло, конечно, не оказать влияние на формирование характера О’Нила. С одной стороны, постоянные придирки, а то и откровенные унижения со стороны Клафа сказались на уверенности Мартина в себе. Но это, в свою очередь, научило О’Нила никогда не останавливаться, не опускать руки и не сдаваться. Он усвоил, что в футболе не всегда можно добиться успеха благодаря исключительно таланту. Важно заставить каждого игрока проявить свои сильные качества и максимально работать на команду. 

«Не хочу показаться грубым, – замечает Макгуайр, – но я никогда не видел, чтобы сразу так много футболистов ограниченных талантов прогрессировали на этом уровне. Взять хотя бы Гари Кросби».

На уроженца Линкольна О’Нил обратил внимание, когда на стадион «Грантема» проходил матч на первенство графства, в котором участвовал быстроногий вингер Кросби. Мартину понадобилось совсем немного времени, чтобы понять: перед ним футболист, способный выступать на уровне Первого дивизиона, если только с ним поработать как следует. Кросби сыграл всего восемь матчей за «Грантем», после чего был продан «Ноттингему» за 20 тысяч фунтов. До сих пор этот трансфер остаётся рекордным в истории скромного клуба.

«Он умел сделать среднего игрока хорошим, заставив того поверить в себя и вдолбив ему необходимость прежде всего хорошо делать на поле простые вещи», – говорит Балф. 

 

Трансфер Кросби позволил Балфу единственный раз в жизни встретиться с Клафом. «Рядом с нами стоял Мартин, а он посмотрел мне в глаза и сказал: «У вас очень хороший менеджер. Позаботьтесь о нём, и он позаботится о вас. Вы сделали отличный выбор». Клафи очень гордился им, говорил о нём, словно о сыне. Мне кажется, именно тогда Мартин получил наконец-то признание, которого ему так не хватало все те годы».

Первый сезон О’Нил как менеджера начинался с провала: три поражения в пяти турах, моментальный вылет из Кубка Англии и Трофея Футбольной Ассоциации. Возможно, такой старт объясняется тем, что не О’Нил готовил команду к сезону, а его ассистент – закадычный друг Джон Робертсон. Сам Мартин укатил в Штаты, где у него подвернулась заранее согласованная тренерская халтура. Он доверял Роббо без колебаний.

Это был ещё один странный союз противоположностей. В «Ноттингеме» у Робертсона было то, что даже и не снилось О’Нилу – обожание Клафа. Мартин был амбициозен, а Роббо «вся эта ерунда» не интересовала – попыхтеть бы сигареткой, вырезать мяч с фланга в штрафную и справиться, как там дела в его пабе. О’Нил не мог усидеть на одном месте, ему нужно было всё успеть, быть в курсе всех дел, а Джон был само спокойствие – иногда его можно было найти в клубной прачечной, «потому что там очень тепло», где он сидел за кроссвордом из «Таймс». «Мы были практически ровесники и сдружились сразу же, – объясняет О’Нил. – Он прекрасно разбирался в футболе, умел рассмотреть талант игрока. У него всегда были свои мысли, он не скрывал своего мнения, что было очень важно для меня как менеджера. Но стоило мне принять решение, он поддерживал меня до конца. В наши дни нечасто встретишь подобную преданность. И такое чувство юмора. Да, он отличный чувак». 

Робертсон появился в «Грантеме» даже немного раньше Мартина, и некоторое время он продолжал пылить на своём левом фланге, пока оставались силы. О’Нил, впрочем, убедил Роббо, что тот принесёт больше пользы, если полностью сосредоточится на работе ассистента. «Они замечательно сработались. Нельзя недооценивать влияние Роббо на успехи Мартина, – уверен Балф. – Как-то до меня дошли слухи – не берусь утверждать, насколько они правдивы, – что «Ноттингем» хотел пригласить О’Нила, когда Фрэнк Кларк ушёл [в декабре 1996 года], но ничего не получилось, потому что Мартин отказался браться за работу без Роббо». «Отличный чувак» практически повсюду сопровождал О’Нила по его тренерским дорогам, пока не отказался идти за ним в «Сандерленд». «Понятия не имею, как Мартин умудряется продолжать и продолжать, – пожал как-то плечами Робертсон. – Это похоже на карусель, которая никогда не останавливается». Сам Роббо «на карусели больше не катается», особенно после того, как в 2013 году он перенёс сердечный приступ.

Другой важный участник тренерского штаба О’Нила, Стив Уолфорд, присоединился к нему позже – в «Уикоме», но оставался дольше, пока в сентябре 2018-го не взял перерыв. Обладатель Кубка Англии 1979 года в составе «Арсенала», Уолфорд, как и Магуайр, играл с Мартином в «Норвиче», а после завершения карьеры стал преподавателем физкультуры в частной школе. «Я ненавидел эту работу, – признаётся Уолфорд. – Каждый день я торчал в чёртовом бассейне по шесть часов и боялся, что у меня появятся жабры. Но Мартин вытащил меня оттуда».

Магуайр считает, что в тренировочном процессе О’Нил и Уолфорд превосходно дополняли друг друга. Точнее «Стив дал возможность не заниматься тем, на что он не желал тратить своё время». «Уолфорд был страшно дотошен. Он планировал тренировки, до одури работал над стандартными положениями и делал всю ту работу, которую босс мог делать, но не хотел. Мартин с удовольствием вместе со всеми тренировался, но вот организация этого процесса его мало интересовала». О’Нил безгранично доверял Уолфорду и мог иногда по нескольку дней не появляться на тренировках или появляться в самом конце занятия, зная, что помощник всё держит под контролем и команда будет в нужной форме.

Невзирая на провальный старт сезона, к Рождеству 1987 года «Грантем» пришёл на первом месте, но до путёвки наверх команде в конце концов не хватило всего одного очка. О’Нил по-настоящему расшевелил клуб. К тем ста пятидесяти отчаянным болельщикам, что оставались с командой, невзирая на кажущееся неминуемым банкротство, добавилась ещё тысяча. К тому же, помимо Робертсона и Макгуайра, в составе команды иногда выходили такие знаменитости, как не нуждающийся в представлениях Кенни Бёрнс, экс-защитник «Ливерпуля» Алан Кеннеди, а также Терри Кёрран, игравший на фланге полузащиты за «Ноттингем», пока не поссорился с Питером Тейлором сразу после выхода в Первый дивизион. Футбольный болельщик любит звёзд и любит победы. О’Нил предложил им и то, и другое. «Мартин мог появиться в раздевалке за минуту до выхода на поле, но этого ему было достаточно, чтобы настроить команду. Это настоящий дар, дар мотивации», – убеждён Робертсон.

 

«Вам каждый скажет, что Мартин не такой уж и тактический гений, но вряд ли кто-то станет умалять его достоинства или утверждать, что он не умеет читать игру и не понимает, когда нужно что-то изменить, – анализирует Макгуайр тренерскую работу О’Нила. – Многие думают, что сложнее всего подготовить команду, но на самом деле куда как важнее заметить, когда что-то идёт не так и найти способы исправить ситуацию»

У Мартина есть свой стиль. Его команды играют очень просто, отталкиваясь от азов: по всему полю нужны скорость и сила, важно выкладываться на сто процентов, когда мяч у соперника. Он верит в комбинационный футбол, но только на определённых участках поля, и если нужно просто выбить мяч подальше от ворот, значит, именно это и следует делать.

 

В сезоне 1988/89 команда снова претендовала на промоушен, но оказалась в итоговой таблице на пятом месте. О’Нил, который во время первой встречи с Балфом говорил о «пяти годах, которые нужны ему для выхода в Конференцию», остался явно недоволен обсуждением бюджета на следующий сезон. У Балфа были свои аргументы: клуб начинал работу над строительством нового стадиона, потому некоторое время вынужден был играть на стадионе другого клуба, что означало не только дополнительные расходы на аренду арены, но и гарантированное уменьшение зрительской аудитории. О’Нил гнул свою линию: без увеличения бюджета нечего думать о прогрессе. В один момент Мартин просто сказал, что уже слишком поздно, попрощался и ушёл. «Мы с секретарём не знали, что делать дальше, – вспоминал Балф. – Нам показалось, что Мартин был уже ногой в другом клубе – «Шепшед Чартерхаус» – и просто пытался умышленно создать ситуацию, когда ему будет легко уйти». На следующий день в газете «NottinghamEveningPost» появилось объявление, из которого стало известно, что футбольный клуб «Грантем Таун» ищет нового менеджера. 

 

***

О’Нил оказался именно в «Шепшед Чартерхаус», но не доработал там даже до конца года. Один из неофициальных сайтов клуба из Лестершира вспоминал об этом не без грустной иронии: «Июль 1989 года – Мартин О’Нил назначен менеджером. Декабрь 1989 года – Мартин О’Нил уволен с поста менеджера. Понятия не имеем, что с ним случилось после этого».

Сам же О’Нил не был уверен, чем заниматься ему дальше. Он наконец попробовал себя в качестве менеджера футбольного клуба, но быстро понял, что «если ты начинаешь в «Грантеме» или «Шепшеде», у тебя нет шансов сделать карьеру. Извините, но все эти разговоры о том, чтобы постичь азы профессии в низших лигах, а потом идти на повышение, перестали быть актуальными».

В тот момент Мартин был ближе всего к тому, чтобы окончательно сосредоточиться на страховом бизнесе. Вместе с Робертсоном он работал в компании «Save& Prosper». «Он был менеджером и сидел в офисе, а я страховым агентом, которого кормят ноги, – пишет в автобиографии Роббо. – Мартин не особенно разбирался в финансовых тонкостях продуктов, которые мы продавали, но он умел так себя поставить, что возникала уверенность будто он знает эту сферу от и до. Так он и получил должность менеджера. Если у тебя есть талант руководить людьми, ты можешь применить его в любой сфере жизни».О’Нил имел репутацию человека, способного «одновременно заниматься двадцатью пятью делами», однако в тот момент нестыковки в работе менеджера «Шепшеда» и страховой компании возникали настолько часто, что, считает Робертсон, однажды, когда они чуть не опоздали на выездной матч в Южном Йоркшире, стало понятно – нужно делать выбор.

Впрочем, О’Нил не мог совсем забросить футбол. Время от времени его приглашали футбольным комментатором на Би-Би-Си. В январе 1990 года он работал на матче одной из своих бывших команд – «Норвича» – с «Ливерпулем». Невероятное стечение обстоятельств привело к тому, что благодаря случайной подработке он получил работу в клубе, в котором несколько месяцев назад провалил собеседование. 

Мартин столкнулся в туалете с комментатором Аланом Парри. Тот не работал на матче, но был болельщиком «Ливерпуля». А ещё Парри недавно был назначен директором клуба из Бакингемшира «Уиком Уондерерс», выступавшем в Конференции. «Слово за слово, и он вспомнил об «Уикоме», – рассказывает Парри. – «А мы как раз опять ищем тренера, и у нас сегодня назначено несколько собеседований. Если хочешь, я ещё раз напомню о тебе». Я позвонил главе клуба и сообщил, что О’Нил остался без работы, а тот сказал – мол, извини, мы уже выбрали Кенни Суэйна, тренера из «Крю». Прошло несколько часов и Суэйн вдруг передумал – Дарио Гради предложил ему место ассистента в «Крю», прилично подняв зарплату. Мартин мог ехать на собеседование».

Алан Хатчинсон, в то время работавший секретарём в «Уикоме», вспоминает, что О’Нил, который во время осеннего собеседования показался слишком нервным, на этот раз держался уверенно, спокойно и честно. 

«Мартина спросили, как он видит себе организацию тренировочного процесса, а он в ответ: «О, этим мы не будем особо заморачиваться, но я вам гарантирую, что игроки будут идеально готовы к каждому матчу». В нём было что-то от Клафа. Твёрдая уверенность в том, что он знает, о чём говорит. Харизма».

 

«Уиком» был основан ещё в 1887 году. Судя по дизайну формы, может показаться, будто этот клуб не заметил, что викторианская эпоха давным-давно осталась в прошлом. «Уиком» долгие годы оставался аматорским клубом в традициях именно той эпохи и, к примеру, до конца шестидесятых состав команды на игру выбирал комитет. Но ко времени появления О’Нила «Уиком» стал мечтать о большем. В 1987-м клуб дебютировал в Конференции, а в 1990-м готовился оставить свой столетний стадион в центре Хай-Уикома и перебраться на новую арену на окраине города. При этом «Уиком» имел слабое представление о мире профессионального футбола. Мартин О’Нил должен был сделать так, чтобы оба мира встретились. «Он стал первым профессионалом с громким именем, который оказался в нашем клубе», – соглашается Хатчинсон.

Новый менеджер позаботился, чтобы в кратчайшие сроки выбить из игроков и руководителей этого клуба вековые традиции аматорского спорта. О «режиме О’Нила» очевидцы и спустя годы вспоминают поёживаясь. Члены правления, имевшие привычку добираться на матчи вместе с командой и входить в раздевалку как в рабочий кабинет, были вежливо, но твёрдо выставлены за дверь. Впервые встретившись с командой, О’Нил сразу же дал понять, что не потерпит любое нарушение как на поле, так и за его пределами. Никакого панибратства, никаких авторитетов, никаких поблажек.

«Мы играли с «Челтнемом», и перед матчем Мартин пообещал команде выходной в случае победы, – рассказывает Хатчинсон. – «В противном случае жду вас утром на тренировке», – закончил он». «Уиком» упустил победу, ведя в счёте 2:0, и после финального свистка О’Нил устроил команде разнос, напомнив о необходимости явиться на следующий день на тренировку. Ники Эванс, лучший игрок команды, за которого «Уиком» заплатил «Барнету» 28 тысяч фунтов, сослался на семейные дела и на тренировку не явился. «Не прошло и недели, как Мартин отправил его обратно в «Барнет» за те же деньги. Совет директоров попытался было возразить, но был осажен безоговорочным «Я здесь менеджер, и решения принимаю я». Этот эпизод произвёл сильное впечатление на команду: если Мартин мог поступить так с лучшим игроком, значит, мог и с каждым».

«Мартин оказался очень силён в умении находить к игрокам правильный подход, – подтверждает Алан Парри. – Того, кто считал себя звездой, он мог поставить на место одной фразой. Другого, талантливого, но очень неуверенного в себе, нахваливал. Послушать нашего форварда Кита Скотта, так он вот-вот должен подписать контракт с мадридским «Реалом». А вот вингер Стив Гаппи считал, что вообще не умеет играть. Мартин подтрунивал над одним и подбадривал другого». Скотт, конечно, не получит никакого контракта с «Реалом», но зато сыграет в Премьер-лиге с «Суиндоном». Гаппи последует за О’Нилом и в «Лестер», и в «Селтик», а в 1999 году дебютирует в составе сборной Англии.

О’Нил мог иногда пропускать тренировки или вообще появляться в самом конце занятия, но он хорошо разбирался и имел чёткое представление о том, как должна играть его команда. Это был простой, эффективный и, когда всё получалось как надо, зрелищный стиль. 

«Мартин предпочитал, чтобы вингеры загружали работой здорового центрфорварда, которого из глубины должны были поддерживать более юркие игроки, – объясняет Парри. – И защитники должны были быть крепкими и рослыми. Всё очень просто, да, но чертовски эффективно. К тому же он никогда не боялся вносить изменения, если что-то не работало».

 

Мартин сумел заразить своей энергией «Уиком». Он принял команду во второй половине таблицы Конференции, но, избавившись от совсем безнадежных игроков, примадонн и «гнилых яблок», довольно быстро превратил её в лидера. За три сезона «Уиком» дважды завоёвывал Трофей Футбольной Ассоциации, однако О’Нил не считал своей главной целью визиты на «Уэмбли» в рамках кубкового турнира для полупрофессиональных клубов. Чтобы быть замеченным, нужно было выйти в Футбольную Лигу. Чтобы выйти в Футбольную Лигу, нужно было стабильно набирать очки как на своём поле, так и на выезде. 

Терри Эванс, капитан команды, защитник ростом под два метра, отыгравший более двухсот матчей в Футбольной Лиге за «Брентфорд», появился в «Уикоме» в сезоне 1992/93. «Перед выездным матчем Мартин подсел ко мне и сказал: «Слушай, Терри, я хочу, чтобы ты донёс до ребят одну простую вещь: я не потерплю поражений на выезде. Я не требую побед в каждом матче, но поражения… забудьте о них. Если, конечно, хотите и дальше по дороге домой резаться в карты, слушать вашу ужасную музыку и хлестать пиво». Мы стали бояться поражений в гостях, зато знали, что победа или ничья гарантируют нам какой-нибудь приятный бонус». 

В сезоне 1992/93 «Уиком» уверенно выиграл единственную путёвку в Футбольную Лигу. Дебютировав среди профессионалов, команда О’Нила, обыграв в финале плей-офф легендарный «Престон», с ходу пробилась во Второй дивизион, а потом финишировала на шестом месте. 

«Странно, что Мартин задержался в «Уикоме» на целых пять лет, – удивляется Хатчинсон. – Им постоянно интересовались клубы побольше нашего – «Бристоль Роверс», «Лестер», «Норвич». И он добился с «Уикомом» максимума, чего вообще можно было только добиться». 

Это действительно странно, что О’Нил никуда не сорвался по первому зову. Более того, он якобы считал, что шестое место во Втором дивизионе не может быть потолком для этой команды. Как раз тогда руководство клуба приняло решение вложиться в строительство огромной трибуны, чтобы увеличить вместимость арены до 10 тысяч. О’Нил доказывал, что восьми тысяч для города хватит с головой, зато сэкономленную сумму можно направить на усиление состава и выйти в Первый дивизион. «Если бы правление клуба согласилось с ним, он наверняка бы остался, – считает Хатчинсон. – А время показало, что оценка оптимальных размеров стадиона, данная Мартином, была реальной».

«Нет-нет, – возражает Парри, – я уверен, что Мартин понимал: большего добиться с «Уикомом» невозможно. Раньше он отказывал другим клубам, но на этот раз предложение от «Норвича» поступило вовремя».

 

***

В «Норвиче» О’Нил не доработал даже до Рождества. К тому моменту команда выиграла чуть меньше половины матчей в чемпионате, вышла в Четвёртый раунд Кубка Лиги, так что причины скорого расставания не были связаны с результатами. 

Подписав контракт на два года с «Норвичем», О’Нил понимал, что от него требуется вернуть как можно скорее команду в Премьер-лигу. Вторая половина восьмидесятых – начало девяностых стали вершиной истории этого клуба. «Норвич» трижды финишировал в первой пятёрке, занял третье место в дебютном сезоне Премьер-лиги (1992/93), лидируя незадолго до финиша, а потом выбил «Баварию» из Кубка УЕФА. Все эти воспоминания были ещё слишком свежи, но О’Нил не собирался на одних воспоминаниях втащить команду в элиту – ему нужны были новые игроки. В частности нападающий Дин Уиндасс. О’Нил был уверен, что клуб его поддержит, но председатель правления Роберт Чейз отказался выделить на трансфер 750 тысяч фунтов. Продолжать работу Мартин считал бессмысленным.

Такова вкратце главная причина столь непродолжительной работы О’Нила в команде, в которой он поиграл в начале восьмидесятых. Однако изложенная Чейзом версия оказывается более сложной: «Наши ресурсы были ограничены. Мартин попросил купить ему двух игроков и он их получил. Но вот с «Халлом» возникла проблема». Она, по словам Чейза, заключалась в том, что «Тигры» сначала согласились отпустить Уиндасса за 600 тысяч, а потом передумали и запросили больше денег. «Не в наших принципах участвовать в этих голландских аукционах [аукцион, в ходе которого вначале объявляется самая высокая цена на продаваемый товар, а затем ставки снижаются до той, на которую согласится первый покупатель, которому и продается товар]. Правильно это или нет, но в нашем клубе было принято именно так».

Чейз считает, что О’Нил не из тех, кто может встать и уйти, если что-то один раз пошло не так, как ему хотелось бы. Мартин испытывал дискомфорт из-за того, что ему не удалось перевезти семью в Норфолк.

«Они продолжали жить в Уикоме, откуда можно было легко добраться до Мидленда, однако поездка в Норвич забирала по три часа в один конец. Мартин не хотел, чтобы дети меняли школу, и в таком случае более подходящим для него был вариант не с «Норвичем», а с одним из лондонских клубов или с тем же «Лестером», где он в итоге и оказался. До Лестера от его дома было всего около часа езды».

Какими бы ни были истинные мотивы, побудившие О’Нила уйти из «Норвича», очевидно, что он ошибся в своём первоначальном выборе. Но понял это достаточно быстро, чтобы не накалять ситуацию. 

 

Окончание следует...

 

Алексей Ивановспециально для nottinghamforest.ru

© Nottinghamforest.ru

 

 

 
 
 

«Здесь решения принимаю я». Тренерская карьера Мартина О’Нила. Часть 2

«Здесь решения принимаю я». Тренерская карьера Мартина О’Нила. Часть 2 «Лестер» стал триумфом Мартина О’Нила, однако это путешествие не было лёгким и беззаботным. Начиналось оно с того, что под руководством нового

«Здесь решения принимаю я». Тренерская карьера Мартина О’Нила

«Здесь решения принимаю я». Тренерская карьера Мартина О’Нила Всё началось со стука в дверь. Не с телефонного звонка и даже не с письма. Мартин О’Нил был занят обычными домашними делами, когда в дверь вдруг

Джо Лолли: Из одиннадцатого дивизиона в Премьер лигу

Джо Лолли: Из одиннадцатого дивизиона в Премьер лигу Северный и Центральный Литтлтон, что в Вустершире, с населением немногим более 900 человек, едва заслуживает упоминания в Википедии. Две деревянные

Гари Бертлз: «Сборная Англии показала, что может произойти, когда вы пытаетесь бежать впереди паровоза»

Гари Бертлз: «Сборная Англии показала, что может произойти, когда вы пытаетесь бежать впереди паровоза» Легендарный нападающий «красных» о том, почему Ноттингем Форест может быть «очень доволен» испанским треннинг-кампом. Люди скажут, что результаты

Льюис Граббэн. Представление игрока

Льюис Граббэн. Представление игрока На сегодняшний день за 13 лет своей игровой карьеры Льюис Граббэн успел примерить футболки 11 разных клубов. Ноттингем будет двенадцатым. Путь

Работа с Мендешем - залог выхода в Премьер Лигу?

Работа с Мендешем - залог выхода в Премьер Лигу? “Супер-агент”, как часто называют португальского футбольного агента Жорже Мендеша, уже очень сильно повлиял на трансферы Ноттингем Форест в нынешнее

Агент Маккея: «Рейнджерз продал Барри в Ноттингем по дешевке!»

 Агент Маккея: «Рейнджерз продал Барри в Ноттингем по дешевке!» Барри Маккей стал настоящей сенсацией в Ноттингем Форест с момента своего прибытия из Рейнджерз минувшим летом. На сегодняшний день креативный вингер

300 матчей Криса Коэна за “Ноттингем Форест”. Взлеты и падения.

300 матчей Криса Коэна за “Ноттингем Форест”. Взлеты и падения. В минувшие выходные, в рамках 43-го тура Чемпионшипа, “Ноттингем Форест” в родных стенах на “Сити Граунд” одержал важнейшую победу в борьбе за

Гари Бертлз: «Судьба Форест все еще находится в их собственных руках»

Гари Бертлз: «Судьба Форест все еще находится в их собственных руках» Гарри Бёртлз в своей колонке рассматривает ключевые моменты, которые могут помочь Ноттингем Форест сохранить прописку в Чемпионшипе. Смогут ли

Кто такой Филипп Монтанье?

Кто такой Филипп Монтанье? Таким вопросом сейчас задаются все болельщики «Ноттингем Форест», однако таким вопросом абсолютно не задавались в «Ренне» летом 2013 года. Это

Пол Тейлор: "Дуги Фридмен начинает завоевывать сердца болельщиков"

Пол Тейлор: "Дуги Фридмен начинает завоевывать сердца болельщиков" Прогресс, продвижение и терпение - нет ничего, что может оказать большее влияние в футболе, чем совокупность этих трех факторов. Для доказательства

Безграмотность управленцев клуба и наследие Билли Дэвиса наносят Форест очередной удар

Безграмотность управленцев клуба и наследие Билли Дэвиса наносят Форест очередной удар За считанные часы до закрытия трансферного окна, клубы спешат завершить сделки и оформить новые подписания, а в Ноттингеме – продолжают наступать на

Гари Бертлз: «У Форест есть время до Рождества, в противном случае можно и вылететь»

Гари Бертлз: «У Форест есть время до Рождества, в противном случае можно и вылететь» Ноттингем Форест находится на расстоянии двух очков от зоны вылета. Давайте не делать вид, что все хорошо или, что нынешнее положение клуба –

Гари Бертлз: "Если игроки Ноттингем Форест хотят чтобы Фридмен остался - самое время показать это на поле"

Гари Бертлз: "Если игроки Ноттингем Форест хотят чтобы Фридмен остался - самое время показать это на поле" Верно ли это? Более чем - это очевидно. Но трудность ситуации заключается в том, что поражение в следующем матче от Дерби Каунти, вероятно, повлечет

Пол Тейлор: "Фаваз Аль Хасави должен задать себе один важнейший вопрос"

 Пол Тейлор: "Фаваз Аль Хасави должен задать себе один важнейший вопрос" Кажется, что сейчас, в глазах некоторых, гипотетическое увольнение Дуги Фридмена не вызовет вопросов. Только один - когда? На самом деле, говоря о

Пол Тейлор: Как Фридмен дал вольницу своей атаке, заковав в кандалы одного футболиста

Пол Тейлор: Как Фридмен дал вольницу своей атаке, заковав в кандалы одного футболиста Ноттингем Форест под руководством Дуги Фридмена играет с высоко поднятой головой. Время при Стюарте Пирсе, когда казалось, что команда уже ни на что

Дарлоу должен отправиться на лавку

Дарлоу должен отправиться на лавку После того как Дорус Де Врис подписал с Ноттингем Форест новый контракт, и его будущее определено: голландцу необходимо вернуть первый свитер. Отныне

Пол Тейлор: Пять задач для Дуги Фридмена

Пол Тейлор: Пять задач для Дуги Фридмена Дуги Фридмен будет официально представлен как новый менеджер Ноттингем Форест на пресс-конференции во вторник, 3 февраля. Бывший коуч Кристал Пэлас и

Гари Бертлз: "У Хоббса есть все, чтобы стать для Ноттингема своим Джоном Терри"

Гари Бертлз: "У Хоббса есть все, чтобы стать для Ноттингема своим Джоном Терри" Что бы не говорили и не думали о Джоне Терри за пределами футбольного поля, на газоне – он один из лучших в своем амплуа. Он лидер. Он воин. Он

Гари Бертлз: "Некоторые вещи не должны продаваться!"

Гари Бертлз: "Некоторые вещи не должны продаваться!" Когда я захожу на старинный футбольный стадион, я чувствую внутри себя волнительное покалывание. Это особенное ощущение - вы как будто прикасаетесь к

Гари Бертлз: "Командный дух в раздевалке не установить "толщиной" контрактов"

Гари Бертлз: "Командный дух в раздевалке не установить "толщиной" контрактов" В Ноттингем Форест, неотъемлемой частью на пути к успеху всегда были командный дух и атмосфера в раздевалке. Брайан Клаф знал это, и что не менее

«Тра-та-та! Мы везем с собой кота…»

«Тра-та-та! Мы везем с собой кота…» «С собакой ты всегда сможешь поохотиться на славу. Но если ее нет? Что ж, тогда не остается ничего другого, кроме как взять с собой кота» - Жозе

Нил Уорнок: "Я мог бы вывести Ноттингем Форест в Премьер Лигу"

Нил Уорнок: "Я мог бы вывести Ноттингем Форест в Премьер Лигу" Это была интересная неделя – я мог вернуться в футбол став менеджером Ноттингем Форест или Портсмута. Все началось в воскресенье, когда со мной на

Правда об увольнении Билли Дэвиса

Правда об увольнении Билли Дэвиса Мы предлагаем вашему вниманию версию ухода Дэвиса нашего англоязычного коллеги, пишушего на ресурсе nottinghamforest-mad.co.uk под псевдонимом

Гари Бертлз: "Я надеюсь, что мы навсегда порвали с Дэвисом"

Гари Бертлз: "Я надеюсь, что мы навсегда порвали с Дэвисом" Текст от 27 марта из под пера легенды "лесников", колумниста Nottingham Post Гари Бертлза. Иногда нужно уметь держать язык за зубами, всегда

Дес Уокер: «У Ласселлса большое будущее, но ему нужно дать время»

Дес Уокер: «У Ласселлса большое будущее, но ему нужно дать время» Легендарный центральный защитник «лесников» Дес Уокер считает, что Джамаал Ласселлс может пойти по его стопам и стать ключевой фигурой в Ноттингем

Ноттингем Форест терпит убытки

Ноттингем Форест терпит убытки Согласно финансовым отчетам, которые предоставил клуб, Ноттингем Форест в минувшем году понес убытки в размере 12 миллионов фунтов. Это сумма выходит

Гари Бертлз: “Я полностью поддерживаю все, что делает Билли”

Гари Бертлз: “Я полностью поддерживаю все, что делает Билли” Существует много способов показать себя и сказать следующее: “Я - босс”. И для этого вовсе необязательно орать на своих подопечных через каждые пять

Пол Тейлор: «Форест должен приспособиться к системе и перестать терять игроков задаром»

 Пол Тейлор: «Форест должен приспособиться к системе и перестать терять игроков задаром» Аналитический материал от обозревателя Nottingham Evening Post Пола Тэйлора. Прошлым летом Ноттингем Форест на ровном месте потерял игроков общей

10 причин, почему Маклиш - правильный выбор

 10 причин, почему Маклиш - правильный выбор Dailymail для рассерженных фанатов "красных". Назначение Маклиша вызвало негативную реакцию со стороны многих болельщиков Ноттингем Форест. После

Карл Фроч: “Форест – моя команда”

Карл Фроч: “Форест – моя команда” Чемпион Мира в суперсреднем весе по версии IBF - Карл Фроч, дал интервью мужскому журналу ZOO и поведал нам, почему болеет за Лесников. - Почему

Шон сохраняет осторожный подход к тратам

Шон сохраняет осторожный подход к тратам Спустя всего 4 месяца в роли главного тренера Ноттингем Форест, стало абсолютно понятно, что Шон О’Дрисколл не подходит на роль типичного тренера и

Кейт Берт, возрождение Ноттингем Форест

Кейт Берт, возрождение Ноттингем Форест После ухода Стива Котерилла в июле, Шон О'Дрисколл мог с трудом набрать команду, чтоб выставить на матч. Клуб на тот момент нуждался в игроках, так

Трансферный мастер-класс

Трансферный мастер-класс Семь игроков подписаны на постоянной основе, четверо взяты в аренду, - менее чем за восемь недель семья Аль Хасави превратила Ноттингем Форест из

Взаимная любовь Шона и футбольных полей

Взаимная любовь Шона и футбольных полей После долгожданной покупки клуба семьей кувейтских бизнесменов, первое что сделали новые владельцы – переименовали Академию клуба, присвоив ей имя