02 Декабрь 2021, 22:26:03
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Автор Тема: Тревор Фрэнсис  (Прочитано 3532 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Duce

  • Администратор
  • Шериф
  • *****
  • Сообщений: 9239
  • Москва
    • Просмотр профиля
Тревор Фрэнсис
« : 30 Декабрь 2014, 17:40:40 »
Фрэнсис Гамп (часть 1)

Спецпроект Бей-беги рассказывает о Треворе Фрэнсисе, первом английском футболисте, за которого заплатили миллион фунтов.
  Тревор Фрэнсис, фото gettol.com   
"Моя мама всегда говорила: "Жизнь как коробка шоколадных конфет: никогда не знаешь, какая начинка тебе попадется".

Форрест Гамп традиционно непринужденно сидел на скамейке и рассказывал удивительную историю своей жизни. Ему – слегка умалишенному парню – мало кто верил. Сам фильм Роберта Земекиса явно не про американскую историю второй половины XX века, это всего лишь фон для красивого драматичного рассказа. Впрочем, этот фильм становиться еще более интересным, если действительно пересчитать все важные моменты американской культуры, к которым оказался причастен его герой.
Кто-то скажет, что это всего лишь сказка, и один человек не может принять участие в стольких важных и совершенно разных событиях. Тревор Фрэнсис не может претендовать на свою культовость наравне с персонажем Тома Хэнкса, но за свою футбольную жизнь он оказывался среди героев стольких общественно важных событий, что может претендовать на свой удивительный путь и рассказ за коробкой конфет.


Super Superboy

"Внимание! Внимание! – кричал мальчик звонким, еще совсем детским голосом. – Спешите видеть!" На домашний стадион Бирмингема не пожаловал цирк, обещающий поражающее воображение удивительное представление. В неприятный зимний вечер 19 февраля 1971 года люди потянулись на Сент-Эндрюс увидеть не бородатую женщину или человека, умеющего забивать гвозди себе в нос. Предметом их внимания был 16-летний парнишка с густой кудрявой шевелюрой. Он сам мог бы раздавать газеты, если бы не играл в основном составе середняка второго дивизиона.
В первой команде Тревор Фрэнсис дебютировал в начале сезона, и традиционно для совсем молодого парня у него были проблемы со стабильностью. 13 февраля на поле Шеффилд Уэнсдей Бирмингем выиграл 3:1, Фрэнсис отметился дублем. Всю неделю по Бирмингему распространялись слухи, будто в городе видели йети. На игру двух середняков второго дивизиона собралось 25 тысяч зрителей, это почти в два раза больше, чем на одном из последних домашних матчей команды против Оксфорда. Сверх 10 тысяч к обычному числу зрителей пришли на стадион с одной целью – увидеть чудо-парня.

И что же сделал Фрэнсис? Он забил четыре мяча. Только через два месяца ему исполнилось 17 лет. "Удивительный игрок", – только и сказал после матча наставник Болтона Нэт Лофтхауз. Кому как не ему – одному из лучших нападающих в истории английского футбола – разбираться в игроках атаки. В понедельник герой уик-энда как ни в чем не бывало с утра пришел выполнить свою работу – чистить бутсы всем игрокам команды.
После этого матча против Болтона болельщики Бирмингема посвятили Фрэнсису песню. Она была неказистой, в основном состоящей из слов Super Superboy.


Американская мечта

Первопроходцем стал Пеле. Он открыл футбольную Америку, став первым именитым игроком, который перебрался в чемпионат США. Вслед за Королем футбола Бенфику на Бостон Минитмен сменил Эусебиу, нашел новое место для своей футбольной и не только славы Джордж Бест. В конце 70-х – начале 80-х годов в составе разнообразных американских клубов поиграли фактически все звезды мирового футбола того времени: Мур, Бэнкс, Карлос Альберто, Беккенбаэур, Мюллер, Кройфф, Неескенс, Ренсненбринк. 24-летний Тревор Фрэнсис не был звездой футбола. Он был недостаточно статусным и недостаточно возрастным для такого перехода.
Детройт – культовый город для американской истории. Фактически там начался путь технического прогресса страны. Впрочем, правильное место для некогда славного города – на свалке. И это не свалка истории. Энтузиасты соккера Роджер Фолкнер и Гордон Престон сперва по одиночке занимались развитием не совсем понятного вида спорта в терпящим бедствие городе. К моменту создания в мае 1978 года футбольного клуба Детройт Экспресс город покинуло больше половины жителей по сравнению с началом 50-х годов, это уже было после мятежа 1967 года и нефтяного кризиса 1973-го. Привлечь в Детройт звезд было невозможно, а для заманивания – денег просто не было. Форду, Понтиаку и Дженерал Моторз к тому времени пришлось самим искать источники финансирования.

Фолкнер и Престон попытались пойти другим путем. Делами клуба назначили управлять известного футбольного деятеля Джимми Хилла, в прошлом футболиста, который также прославился работой на ТВ и как раз занимал пост руководителя Ковентри. Состав Детройта на правах аренды усилили несколько игроков в самом расцвете сил, многие из которых прибыли заработать денег на правах аренды во время летнего межсезонья.
Вслед за Фрэнсисом в команду прибыло несколько игроков из английского чемпионата, среди которых следует выделить юного таланта из Ипсвича Алана Бразила. В 19-ти матчах за Детройт Фрэнсис забил 22 мяча и отдал десять голевых передач, попав по итогам сезона в символическую сборную. Еще одно лето Фрэнсис провел в Детройте. Всего в его активе 36 мячей в 33-х матчах НАСЛ, что позволило ему стать одним из лучших игроков в короткой истории клуба и лиги в целом.
В 1981 году клуб Детройт Экспресс прекратил свое существование, спустя три года приказала долго жить и лига.


Парень на миллион

Брайан Клаф сломал много шаблонов в английском футболе. В те времена Лондон еще не был одной из столиц мира, англичане были карикатурно чопорными. Брайан Клаф делал что хотел. Он говорил порой такие вещи, что дамы падали в обморок, а джентльмены роняли свое пенсне. Кто как не Брайан Клаф должен был сделать еще один шаг к изменению английского футбола.
В конце января 1979 года менеджер Вест Бромвича Рон Аткинсон купил у Миддлсбро форварда Дэвида Миллза за 500 тысяч фунтов, установив новый рекорд. Прошла всего неделя, и Ноттингем решился на приобретение Тревора Фрэнсиса за сумму в два раза больше – миллион фунтов. Кто еще должен был побить этот рекорд? Впрочем, как и любая история про достижения Клафа, эта не обходится без участия его правой руки – именно Питер Тейлор убедил сломать психологический барьер.
Фрэнсис к началу 1979 года уже наигрался в Бирмингеме. Он уже успел дебютировать в сборной Англии, а наставник сборной Англии Рон Гринвуд назвал его "новым Кевином Киганом". Он заслужил от скупого на похвалу Альфа Рамзи слова: "В стране нет лучшего игрока, чем Тревор Фрэнсис". Бирмингем же всерьез и надолго закрепился в качестве середняка первого дивизиона (после ухода Фрэнсиса и вовсе вылетел), а большому игроку хотелось больших свершений.

Первым претендентом на приобретение Фрэнсиса был Ковентри, ведомый своим председателем Джимми Хиллом, с которым молодой форвард встречался в Детройте. Ковентри лично Фрэнсису предлагал больше денег, чем Ноттингем, но ведь Форест был действующим чемпионом Англии, а Ковентри, как и во все времена, всего лишь середняком. Да и Клаф к тому времени уже был не просто громогласным никем.
Трансфер был на грани срыва. Клаф согласился заплатить 999 999 фунтов, считая слишком большим психологическим грузом перевалить за шесть нулей. Питер Тейлор буквально убеждал Клафа: "Он нам нужен, Смити (менеджер Бирмингема Джим Смит – прим. И.Б.) готов его продать. В конце концов, это ведь не наши деньги. Так что не противься Христа ради!" После заключительного слова Клафа переговоры с Бирмингемом вел лично Тейлор, который пообещал Смиту лично вытащить из кармана Клафа фунт для круглой суммы.
Фрэнсис прибыл в клубный офис, но не обнаружил там менеджера. Тейлор и председатель клуба Стивен Драйден откровенно затягивали время, все повторяясь в рассказах о том, какой хороший клуб Ноттингем Форест. Брайан Клаф в этом время играл в сквош. Пресс-конференцию по случаю подписания Фрэнсиса он давал в спортивным костюме и с ракеткой в руках. Тогда же Клаф сказал, что новичку команды не гарантируется место в основном составе. Кто знает, были ли это банальные слова, обычные в таких случаях, но в тот момент контракт с клубом Фрэнсис еще не подписал.
Клаф отправил своего звездного новичка за миллион фунтов сыграть контрольный матч дублирующего состава против соседей из Ноттс Каунти. Это было поле для воскресной лиги в парке, на матче было не больше 20-ти человек. В один из моментов Фрэнсис пробил неудачно, после чего кто-то из болельщиков сказал: "Можно играть и получше, чем этот Фрэнсис". В порыве страсти Клаф сорвался с места, добежал до середины поля и выпалил в сторону болельщика: "Его зовут Тревор!"


Счастливый конец сказки

Как можно серьезно воспринимать команду со словом «лес» в названии? Ноттингем Форест выиграл чемпионат Англии весной 1978 года в своем первом же сезоне после выхода в первый дивизион.  Это ничего не значило для простого европейского любителя футбола. Для него лучшей английской командой все равно оставался Ливерпуль, дважды кряду выигравший Кубок чемпионов. Мало ли что у них дома твориться, главное быть сильнее "на людях". Да и смешно, «ноттингемский лес» под руководством какого-то полусумасшедшего.
В Ноттингеме было несколько именитых игроков вроде Питера Шилтона и Арчи Геммилла, но большинство парней поднялись с командой из второго дивизиона, никогда на высоком уровне прежде не играя. Уверенность Брайана Клафа им не всегда передавалась, они не готовы были поверить в силу своих возможностей, чемпионство в первом сезоне считалось скорее сказкой. Как и возможность сыграть в Кубке чемпионов. Поэтому в Ноттингеме сильно расстроились попаданию на Ливерпуль уже в первом раунде турнира. Игрокам хотелось посетить другую страну вроде Италии или Франции, а тут поездка всего лишь в Ливерпуль, да еще и к действующему обладателю трофея.

"Давайте без пафоса – мы были напуганы", — вспоминал Гарри Бертлз, молодой нападающий Лесников, который за два года до матча с Ливерпулем работал плотником. Он открыл счет в матче, а во втором тайме Ноттингем еще и второй мяч забил. Игроки все еще не могли поверить, что их тренер перед матчем был настолько спокоен и уверен в силе своей команды. В те времена поражения на выезде 0:2 в еврокубках не считалось приговором, однако Ноттингему недолго пришлось добираться на Анфилд по сравнению с другими командами. В итоге, гости отстояли нулевую ничью, вынудив о себе говорить и за пределами острова.
АИК и Грассхопперс Ноттингем прошел без проблем, но Кельн уж точно должен был стать последней остановкой Форест. Тони Шумахер, Дитер Мюллер, юный Бернд Шустер и еще несколько других игроков делали Козлов фаворитами пары. Первый матч на поле Ноттингема начался с 0:2 после мячей ван Гоола и Мюллера. В итоге, все закончилось 3:3, однако никто не сомневался в общем успехе немецкой команды. Шилтон стал героем ответного матча, не пропустив ни разу при большом количестве шансов противника, а Бойер забил единственный мяч во втором тайме.
Тревор Фрэнсис не должен был играть в решающем матчем. Правила УЕФА запрещали ему играть в еврокубках в течение трех месяцев после своего перехода. Еврокубковый дебют купленного ранее за миллион фунтов игрока совпадал с финальным матчем против Мальме. Никто в составе Фрэнсиса не ждал. По ходу турнира Клаф практически не делал изменений в средней линии и атаке, доверяя одним и тем же исполнителям. На решающий матч он оставил на скамейке запасных легенду клуба Мартина О'Нила и своего знакомого еще со времен Дерби Арчи Геммилла ("Я ненавидел каждую из 90 минут того матча"). Вместо О'Нила на правом фланге полузащиты и появился Фрэнсис.
С первых матчей в составе Форест Фрэнсис столкнулся с неожиданным барьером. Каждый раз он должен был доказывать, что его игра стоит миллиона фунтов. Об этом не говорили партнеры, тренер или болельщики – это подразумевалось само собой. В Ноттингеме никаких ярлыков на него не вешали уж точно, в клубе была одна-единственная звезда и крутой парень. Все стало понятно, когда на первом собрании с участием Фрэнсиса Клаф отправил парня на миллион делать чай всей команде.

Уже потом стало понятно, что карьера Тревора в Ноттингеме получилась не столь успешной. Правый фланг полузащиты был не самым удобным местом для любителя играть на острие атаки, постоянно мешали травмы. Фактически в истории Ноттингема он запомнился только двумя событиями: первый игрок, за которого заплатили миллион фунтов, и тот, кто принес Кубок чемпионов.
На 45-й минуте финала с Мальмё Джон Робертсон с левого фланга подал на дальнюю штангу, и Фрэнсис ударом головой с пары метров отправил мяч в ворота. Гол стал единственным в том далеко не самом эффектном матче, в котором Ноттингем был на голову сильнее противника.


The Italian Job

"Я выведу команду в Серию А и мы завоюем скудетто", — заявил новый президент Самдпории Паоло Мантовани 3 июля 1979 года. Эти слова большинство любителей футбола встретили смехом. Доселе самым большим успехом заштатного клуба было пятое место в Серии А, и поклонники мечтали разве только о возвращении в высший дивизион, откуда команда вылетела четыре года назад. Мантовани уже тогда был известным бизнесменом, заработавшим себе имя и состояние на нефтяных деньгах, а ведь начинал он просто сотрудником компании, которой по стечению обстоятельств и в обход уголовного кодекса досталось пять кораблей с нефтью. В 1979 году уже созданная им компания Pontoil нежданно-негаданно получила 79 миллиардов лир навара, когда ОПЕК вдруг решила пересчитать деньги на сырую нефть.
Весной 1982 года Сампдория вернулась в Серию А. Мантовани вместе со своими детьми директорами клуба Франческой и Филлипо всерьез занялись усилением состава. Поскольку из-за расследования итальянской полиции Мантовани должен был скрываться за пределами страны, всеми переговорами занимались дети. Единственным исключением стал Фрэнсис. Своим выступлением на чемпионате мира 1982 года опытный форвард настолько впечатлил владельца клуба, что после вылета англичан он прислал личный самолет в Малагу, чтобы забрать Фрэнсиса с женой на отдых во Францию. Из аэропорта Ниццы лимузин доставил игрока в резиденцию Мантовани, где он три часа убеждал Фрэнсиса покинуть Ман Сити ради новичка Серии А.
Немногим ранее Фрэнсиса состав Сампдории пополнил Лиам Брейди из Ювентуса, который помог дебютанту Серии А привыкнуть к новой стране. Фрэнсис быстро стал своим в Сампдории. Генуэзцы быстро стали одним из крепких середняков чемпионата с претензиями на самые высокие места. Карьера Фрэнсиса была слегка омрачена постоянными проблемами со здоровьем. В первом сезоне Самп по возвращении в высший дивизион он стал лучшим бомбардиром команды с семью голами. Не тот показатель, которым следует особенно гордиться, но при этом ведь Фрэнсис сыграл только 14 матчей.

Показательным моментом был финал Кубка Италии 1985 года. По итогам двух встреч с Миланом Сампдория выиграла свой первый трофей в истории. В первом матче на выезде команда Эугенио Берселлини победила со счетом 1:0, а Фрэнсис был заменен по ходу матча из-за травмы. В ответном матче он уже не принимал участие, тогда как игравшие впереди молодые Роберто Манчини и Джанлука Виалли забили по голу.
В те годы в составе Сампдории номинально было три нападающих (в итальянском футболе катеначчо все еще было лучшим методом игры), и прогресс молодых Манчини и Виалли зависел от здоровья Фрэнсиса. Вряд ли они переняли движения ногами Элвиса Пресли, но уж точно Фрэнсис повлиял на карьеру молодых форвардов и многое сделал для становления скромного клуба, который в будущем обязательно станет чемпионом Италии.
Много лет спустя тренер сборной Англии Фабио Капелло назовет Фрэнсиса лучшим англичанином в истории итальянского футбола, а в середине 80-х голкипер Интера Вальтер Дзенга, пропустив после прекрасного сольного прохода Фрэнсиса, в порыве страсти назовет его лучшим нападающим, которого он только видел в своей жизни.


Англия, Англия

Поскольку судьба сборной Англии сама по себе трагическая, отдельно каждый исполнитель разделяет ее. Тревор Фрэнсис не стал исключением. В сборной Англии он провел 52 матча, забил 12 мячей, некоторое время был на ведущих ролях. Но так как Три льва ничего не могли добиться, то и Фрэнсису нечем похвастаться.
Одним из примеров трагической судьбы был Евро-80. В Англии собралась неплохая команда, которая здорово выступила в отборочном турнире и с оптимизмом смотрела в финальную часть. Из-за травмы Фрэнсис вынужден был пропустить финальный турнир, а после его завершения в Англии газеты задавались вопросом: "А что если бы Фрэнсис был здоров?" Трио Брукинг – Фрэнсис – Киган действительно могло повести команду за собой к большим свершениям.

Два года спустя Фрэнсис был одним из лидеров команды на чемпионате мира. В первом групповом турнире его мячи помогли победить Чехословакию и Кувейт (также Англия уверенно переиграла Францию), а второй групповой турнир принес две нулевые ничьи с ФРГ и Испанией – и вылет. Этот турнир стал вершиной команды Рона Гринвуда и самого Фрэнсиса, но завершился обычной для Англии трагедией.
После 1982 года Фрэнсис играл в Италии, где у него развилась гиперурикемия (повышенное содержание мочевой кислоты в крови), что привело к проблемам с мышцами. То есть постоянным травмам. В сборной Англии он играл до 1986 года, в профессиональный футбол фактически до 1994 года, долгое время был играющим тренером нескольких команд. Но это уже вторая часть истории, ведь как тренер Фрэнсис тоже оказался вовлечен в некоторые большие моменты.


Окончание следует....
Игорь Бойко, специально для Бей-беги


Источник: football.ua
 
« Последнее редактирование: 03 Январь 2015, 12:52:45 от The Special One »
Forest 'til I Die !

SUPPORT 1979 - ....

Оффлайн treefolk_1865

  • Администратор
  • Шериф
  • *****
  • Сообщений: 8062
    • Просмотр профиля
Re: Тревор Фрэнсис
« Ответ #1 : 03 Январь 2015, 12:52:41 »
Фрэнсис Гамп (часть 2)

Спецпроект Бей-беги заканчивает повествование о Форресте Гампе английского футбола




Рождение и смерть

Тревор Фрэнсис много поиграл в Италии, стал участником знаменитой англизации Глазго Рейнджерс (еще одно важное событие в истории футбола, участником которого стал Фрэнсис). В Рейнджерс опытный форвард надолго не задержался, спустя несколько месяцев перебравшись в состав КПР. Спустя всего год наставник команды Джим Смит отправился в Ньюкасл, и в ноябре 1988 года Фрэнсис стал по совместительству игроком и менеджером команды.

Начало его тренерской карьеры получилось далеко не самым впечатляющим. Он проработал около года, и был уволен в связи с плохими результатами. В КПР он пересекся с местным воспитанником и любимцем публики Мартином Алленом. Впрочем, история их взаимоотношений получилась, мягко говоря, неудачной.

Возможно, нет в мире футболиста, которому подходило бы его прозвище идеальнее, чем Бешеный пес Мартину Аллену. Это прозвище работоспособный и всегда играющий до конца Аллен получил после одного из матчей, по ходу которого он настолько был заведен, что у него изо рта натурально появилась пена. На предложение игрока соперника привести себя в порядок, Аллен с грозной ухмылкой сказал: "Нет". Будущий партнер по Вест Хэму Иан Бишоп тогда и сказал, что Аллен похож на бешеного пса.

Ранней весной 1989 года КПР предстоял поединок в Ньюкасле. В два часа ночи в гостиничном номере Аллена зазвонил телефон. Взявший трубку Дэвид Симэн передал партнеру послание от отца: жену Аллена Габриэллу срочно забрали в роддом. Мартин принял решение присутствовать на родах своего первенца, нашел самолет и договорился с помощником тренера Питером Шривзом. В 9:30 утра Аллен уже был в больнице, успев на "мероприятие".



"Никогда не забуду утро понедельника, – рассказывает Аллен. – После обыденной тренировки я собирался домой, когда Фрэнсис передал мне конверт. Я думал, что в нем поздравление с рождением ребенка. Но это было уведомление о штрафе на сумму в две недельные зарплаты”. После этого эпизода их отношения с Фрэнсисом испортились. В межсезонье обиженный Бешеный пес перебрался в Вест Хэм.

Несколько лет спустя Вест Хэм Аллена встречался с новой командой Фрэнсиса Шеффилд Уэнсдей. После одного из своих фирменных единоборств Аллена на скорой увезли прямо в больницу с переломали нескольких ребер и пробитым легким. "Путь в больницу выдался непростым, каждая попытка вдохнуть была для меня пыткой". Позже, в 10:30 вечера, к Аллену подошла медсестра и сообщила: "Только что звонил Тревор Фрэнсис из Шеффилд Уэнсдей. Он просто спрашивал о вашем здоровье".

"Мне пришлось ущипнуть себя, дабы проверить жив ли я. Тревор впервые попытался поговорить со мной с момента, когда я покинул отель в Ньюкасле".


The French Connection

"День, когда Шеффилд Уэнсдей потерял чемпионство". Одним из наиболее веселых способов для пустого времяпровождения всегда была игра "Что если бы..." Некоторые болельщики Шеффилд Уэнсдей и журналисты, оглядываясь в прошлое, не имеют сомнений: Совы могли выиграть чемпионат 1991/92, если бы Тревор Фрэнсис решился подписать Эрика Кантона.

Наставники сборной Франции Мишель Платини и Жерар Улье для спасения карьеры талантливого футболиста решили пристроить Эрика Кантона подальше от Франции. Агент Дэвид Роуч был одновременно другом Улье и Фрэнсиса, поэтому первым вариантом в Англии для Кантона стал Шеффилд Уэнсдей. "Если бы Тревор не был моим другом, то Кантона бы в Англию не приехал". Его репутация отпугивала людей.

В Шеффилде Эрик провел некоторое время, сыграл тренировочный матч в зале в формате шесть на шесть, где показал себя с лучшей стороны. Для улучшения имиджа Фрэнсиса история гласит, что тренер решил увидеть потенциального новичка не в зале, а на траве. Предложение побыть еще пару дней на просмотре гордый форвард отклонил. Вскоре он оказался в Лидсе безо всякого просмотра, в том самом Лидсе, который по итогам сезона выиграл чемпионат Англии.



"На самом деле не было ни одного шанса, что Эрик Кантона станет игроком Шеффилд Уэнсдей". В одном из своих интервью Фрэнсис был рад рассказать свою версию той истории. По его словам, Роуч вместе с Платини пришли просить об услуге, и он "не мог отказать Мишелю". Речь изначально шла о просмотре пусть и известного игрока. Только что вышедший в первый дивизион Шеффилд Уэнсдей не располагал большими возможностями. Фрэнсис был слегка удивлен первому разговору с Кантона, которого, видимо, не предупредили о деталях. "Он думал, что это я пригласил его на просмотр и хотел подписать".

Вокруг скромного клуба возник большой ажиотаж. Болельщики и пресса приходили даже на тренировки. Фрэнсис говорит, что изначально относился к просмотру Кантона как к выставленному на витрину товару. "Спустя два дня он подошел ко мне и спросил о контракте. "Я так не думаю", – был тогда мой ответ. Мы просто хотели, чтобы он побыл с нами еще несколько дней, мы бы насладились пребыванием в команде такого исполнителя".

В любом случае Фрэнсис мог подписать Кантона, даже несмотря на свое изначальное желание. А дальше уже начинается игра "Если бы". Лидс выиграл чемпионат (хотя помощь Кантона была не столь значительной), Совы финишировали на третьем месте. Стали бы они чемпионами с Кантона? Очень сомнительно. Великим Кантона стал совсем не в Лидсе. В Короля Эрика он превратился на Олд Траффорд, перебравшись туда из Лидса в ноябре 1992 года.


French Connection II

МЮ под руководством Алекса Фергюсона прогрессировал. Весной 1992 года Красные дьяволы вели борьбу за чемпионский титул с Лидсом, но проиграли. Шотландский наставник команды видел главную проблему в линии атаки. Летом он всерьез занялся поисками нужного форварда. Борьбу за главного молодого нападающего страны Алана Ширера из Саутгемптона манкунианцы проиграли Блэкберну. Зато им удалось подписать другого перспективного игрока – Диона Даблина из Кембриджа. В одном из первых матчей сезона Даблин получил травму, из-за которой пропустил более полугода. Три месяца тяжелой работы ушли насмарку, Марку Хьюзу срочно нужен был партнер в линию атаки.

26 ноября случился знаменитый звонок исполнительного директора Лидса Билла Фортеби в офис МЮ по поводу покупки Денниса Ирвина. А все завершилось переходом Эрика Кантона из Лидса в МЮ. Между вторым сентября и 26 ноября Фергюсон получил огромное количество отказов от других клубов о покупке форварда. Это был даже не список – Фергюсон буквально обращался к каждому клубу Премьер-лиги.

За несколько часов до этого шотландец, уже начавший серьезно переживать, отправил запрос на четыре миллиона фунтов за Дэвида Херста. Адресатом был главный тренер Шеффилд Уэнсдей Тревор Фрэнсис.



25-летний уроженец и воспитанник Барнсли Херст давно импонировал Фергюсону. В течение нескольких сезонов Херст был бомбардиром Сов. В сезоне во втором дивизионе он забил 32 мяча, в предыдущем сезоне в первом дивизионе – 21. Шотландец ставил мощного и умеющего практически все на поле форварда в один ряд с Аланом Ширером. В общей сложности Фергюсон делал шесть попыток подписать Херста, первая из которых случилась еще до предложения Саутгемптону по Ширеру. В конце концов, Фрэнсис даже перестал отвечать на звонки Фергюсона, поскольку не собирался продавать своего ведущего форварда.

"Тревор не отвечал на мои звонки, и мне ничего не оставалось как отправить ему факс", – напишет Фергюсон потом в автобиографии. Позже в тот же день был звонок из Лидса...

Фрэнсис продал бы Херста за четыре миллиона фунтов. Вместо этого МЮ купил за 1,2 миллиона Эрика Кантона. В будущем Короля Эрика.

А если бы в МЮ пришел не Кантона, а Херст?


Пролетая над гнездом Совы

Прошло несколько месяцев с момента увольнения Фрэнсиса из КПР, прежде чем он вернулся к работе в Шеффилд Уэнсдей. В январе 1990 года Рон Аткинсон пригласил опытного форварда на роль футболиста. Фрэнсис не помог Совам в борьбе за выживание, но хорошо выступил во втором дивизионе. Команда Аткинсона сразу вернулась в элиту, а попутно выиграла Кубок Лиги. После завершения сезона Актинсон принял предложение Астон Виллы. Роль менеджера только вышедшей в первый дивизион команды досталась 37-летнему Фрэнсису, сильному футболисту и пока ничем не проявившему себя наставнику.

Четыре года в Шеффилде стали безусловно лучшими в тренерской карьере Фрэнсиса. Уже в первом сезоне Уэнсдей финишировал на третьем месте, что до сих пор остается лучшим результатом с 1961 года, когда Совы уступили в таблице только Тоттенхэму. Потом у Уэнсдей было два кубковых финала в один год. Фрэнсису удалось собрать сильную команду с Херстом, Крисом Уоддлом, Крисом Вудсом, Карлтоном Палмером, Вивом Андерсоном, Марком Брайтом.



После третьего места Совы дважды финишировали седьмыми, сыграли в еврокубках. Однако неудачное 15-е место в сезоне 1994/95 стоило Фрэнсису работы. В кругу болельщиков Уэнсдей к персоне Тревора остается неоднозначное отношение. С одной стороны, нынешнее положение команды просто нельзя сравнивать с теми успехами, но с другой – Фрэнсиса упрекают, что он мог добиться большего. А некоторые и вовсе уверены, что не уйди Рон Актинсон в Астон Виллу – Совы  стали бы одним из грандов начала 90-х годов.

Это была действительно хорошая работа тренера с интересной командой, но на самом деле без социально значимых моментов, присущих этой истории.


The Wrong Guy

Владельцы клуба – короли порноиндустрии, 25-летняя девушка в роли исполнительного директора и сквернослов-сумасброд Барри Фрай как главный тренер – болельщикам Бирмингема в первой половине 90-х годов точно не было скучно. Команда вылетала из одного низшего дивизиона в другой и поднималась, за три года через ее состав прошло свыше полусотни человек, а та самая девушка-директор, Карен Брейди, закрутила роман с лучшим нападающим команды Полом Пескисолидо, за которого вышла замуж. Результаты оставляли желать лучшего, но вокруг клуба постоянно происходили всякие события.

Дэвид Салливан и Дэвид Голд собирались сделать из Бирмингема серьезный проект, начали перестройку стадиона и наладили работу инфраструктуры клуба. После постоянной феерии с участием Барри Фрая нужно было успокоить ситуацию, заняться строительством команды. Для этого и был приглашен легендарный в прошлом игрок команды, а ныне работающий на ТВ Тревор Фрэнсис. После увольнения из ШУ он не спешил возобновлять карьеру, но на предложение Бирмингема не мог не откликнуться.

Любящий работать на трансферном рынке и не самый спокойный Фрэнсис по сравнению с Фраем было просто душкой. К примеру, за 2,5 года Фрай приобрел 40 человек. Он всегда действовал сердцем, признавался, что для него не существует такого понятия, как тактика. Фрэнсис должен был успокоить ситуацию, сделать успешную команду. "Когда я пришел в команду, там было 47 человек. Потом их стало 49, когда я нашел еще двух в шкафу", – шутил Фрэнсис.

Никому не следует называться неудачником, не узнав о судьбе Фрэнсиса у руля Бирмингема. С ним Синие добились хорошего прогресса, став одной из сильнейших команд первого дивизиона (сейчас – Чемпионшип). В четырех из пяти сезонов Бирмингем Фрэнсиса был реальным претендентом на повышение в классе. Не стоит вдаваться в подробности, одного грубого пересчета хватит для понимания ситуации.

В сезоне 1997/98 Бирмингем занял седьмое место, набрав одинаковое количество очков с Шеффилд Юнайтед. Разница у Синих была лучше, но тогда более важным аспектом в Англии считалось количество забитых мячей, а не разница. В последнем туре Бирмингем дома сыграл 0:0 с Чарльтоном. В трех следующих сезонах Синие постоянно шли среди лидеров, однако каждый раз проигрывали в полуфинале плей-офф. Дважды в серии пенальти.



Сторонние наблюдатели удивились, когда 46-летний мужчина с таким огромным опытом в футболе рыдал после поражения своей команды пусть и в финальном матче. Поклонники Бирмингема знали цену слез Фрэнсиса не понаслышке. В игровой карьере у него хватало успехов, тогда как на тренерском поприще случались одна за одной неудачи. С Шеффилд Уэнсдей он проиграл Арсеналу два кубковых финала в одном сезоне, неудачи подстерегали в плей-офф с Бирмингемом. После ухода оттуда он еще некоторое время поработал с Кристал Пэлас, однако апофеозом тренерской карьеры Фрэнсиса стал финал Кубка Лиги с Ливерпулем в феврале 2001 года. Да, этот был первый трофей из знаменитого года пяти кубковых успехов команды Жерара Улье.

По ходу турнира Бирмингем собрал несколько скальпов команд Премьер-лиги вроде Тоттенхэма, Ньюкасла и в полуфинале мощного в том сезоне Ипсвича. Бесспорным фаворитом поединка считался Ливерпуль, в составе которого, например, не нашлось места в основе будущему обладателю Золотого мяча по итогам года Майклу Оуэну. Большую часть матча Красные играли лучше, забили хороший мяч усилиями капитана команды Робби Фаулера, однако к чести Бирмингема после перерыва они переломили ход встречи. Ответный гол был забит только с пенальти в самом конце встречи, но своей старательностью команда Фрэнсиса его заслужила сполна. Перс перевел игру в овертайм. Потом случилась серия пенальти.

Голкипер Ливерпуля Вестервельд отразил пенальти Грейнджера, а потом уже не позволил отличиться 20-летнему воспитаннику Синих Энди Джонсону. Именно его со слезами на глазах приобнял Фрэнсис после завершения матча. Джейми Каррагер забил решающий мяч, и Ливерпуль взял свой первый трофей 2001 года.

И, кстати, впервые в истории английского футбола победитель финального поединка был определен с помощью серии пенальти.

***

Тревор Фрэнсис поиграл за многие команды в разных странах, тренировал не один год и встречался с разными людьми. И всякий раз оказывался невольным участником важных исторических моментов в истории английского и порой европейского футбола. "Я бежал потому, что надо было бежать. Я не думал о том, куда это меня приведет".


Игорь Бойко, специально для Бей-беги


Источник: football.ua
In Dougie we trust!