Отправить в FacebookОтправить в TwitterОтправить в Vkcom

 

– Босс, должен ли я отдавать мяч в канал (дословный перевод. Имеется в виду пас свободную зону. – прим. А.И.)?

– Канал – это участок воды между Англией и Францией. Пасуй мяч в ноги товарищу по команде. Или я утоплю тебя в этом самом канале.

 

Из диалога Брайана Клафа с одним из игроков «Ноттингема»

 

«Слишком часто о тактике рассуждают те, кто не способен выиграть даже в домино». Брайан Клаф настолько демонстративно отстранялся от публичных разговоров о тактике, что могло сложиться – и, в общем-то, сложилось – мнение, что ему совсем не было никакого дела до всех этих премудростей. Наверное, самому Клафу нравился такой его образ – эксцентричного гения, который интуитивно принимал верные решения и был способен непринуждённо вдохновить команду на то, чтобы «построить Рим за один день». «Тактика занимала не очень-то важное место в моих методах работы», – признавался он в одной из своих книг.

 

Как часто бывает с подобными заявлениями Клафа, в таких его словах содержится далеко не вся правда. «В корне неверным будет представление, что он отправлял своих футболистов на поле, надеясь на авось», – предупреждает Джонатан Уилсон, немало написавший на тему развития футбольной тактики и тренерской мысли. 

 

Лесли Вернон, один из футбольных журналистов того времени, в своих материалах пытался обратить внимание не столько на эксцентричность Клафа, сколько на его тренерский ум и тактическую хитрость. Например, после того, как «Ноттингем» завоевал второй кряду Кубок чемпионов, Вернон в июле 1980 года написал в «World Soccer»: «Клафу хватает мудрости менять тактический план в зависимости от ситуации. – Без Тревора Фрэнсиса в Мадриде [в финале Кубка чемпионов с «Гамбургом»] он решил сделать ставку на оборону, считая, что таким образом у его команды будет больше шансов завоевать трофей. Кто станет винить его за это? (…) Клаф выиграл тактическое противостояние у [Бранко] Зебеца так же, как он выиграл в прошлом сезоне у [Хеннеса] Вайсваллера (в полуфинале КЕЧ-1979 с «Кёльном». – прим. А.И.), а перехитрить двух ведущих тренеров Германии дорогого стоит». 

 

В том же материале Вернон рассуждал о том, что «в современном футболе нет исключительно сильных команд», которые могли бы доминировать так, как «Реал» в конце 1950-х или «Аякс» в начале 1970-х, но «Ноттингем» не просто одна из команд, которой посчастливилось добиться успеха в состязании равных и достойных друг друга, а совершенно заслуженный победитель – благодаря отличной тактической подготовке: «Рон Гринвуд часто повторяет, что в футболе есть две равнозначные фазы – атака и оборона. С этим нельзя не согласиться, как и с тем, что «Форест» исключительно успешно умеют делать и то, и другое. Они великолепно оборонялись, а в тех случаях, когда им удавалось перейти в наступление, они каждый раз выглядели опасно». 

 

Лучшие образцы команд Клафа – будь то «Дерби Каунти» или «Ноттингем Форест» – являли собой вышколенные и хорошо организованные коллективы. Бывший защитник «Ливерпуля» Алан Хансен, долгие годы остававшийся ведущим экспертом культовой программы «Match of the Day», в автобиографии посвятил несколько строк разбору игры «Ноттингема» конца 1970-х – начала 1980-х:

 

«Четыре или пять лет «Форест» были самым неудобным для нас соперником. Хотя в их составе было немало хороших игроков, их главный козырь был в том, что все эти исполнители исключительно прилежно работали в рамках системы, которая идеально им подходила. «Форест» были контратакующей командой; когда соперник владел мячом, они любили отвести в оборону почти всех игроков, защищаясь глубже, нежели другие команды.

 

Кроме того, они понимали важность работы в обороне нападающих. Каждый полевой игрок выполнял свою часть оборонительной работы, в особенности нападающие. В большинстве наших матчей с «Форест» мы владели подавляющим территориальным преимуществом, однако всё равно редко побеждали.

 

В матчах с нами «Форест» обычно действовали с одним выдвинутым нападающим, и кто бы им ни был – Питер Уит, Тони Вудкок или Гарри Бёртлз, – он из кожи вон лез, чтобы помешать нашим защитникам начинать атаки. Бёртлз вообще был для нас словно заноса в заднице. Помню матчи, когда мы с Филом Томпсоном передавали мяч друг другу, а Бёртлз, у которого не было ни единого шанса завладеть мячом, всё равно гонялся за каждым пасом. Фил и я не переставили изумляться его энергии и трудолюбию. Когда мяч направился куда-то в другую зону, я спросил Фила: «Где они его откопали?»»

 

Отличие Клафа от некоторых других тренеров, прославившихся умением организовывать игру, заключается в том, каким путём он добивался этого. Замечательный английский кудесник мяча (в данном случае это совершенно уместный эпитет) 1970-х Стэн Боулз, немного поигравший в том «Ноттингеме», был одним из многих, кто констатировал шокирующую даже для того времени организацию тренировочного процесса. «Я был удивлён, что мы практически не занимались тактикой, – говорит он. – По сути, никакой тактики [в тренировочном процессе «Форест»] не было вообще. Трижды в неделю мы прогуливались вдоль Трента к парку, где разминались, а потом играли восемь на восемь. Время от времени за нами наблюдали Клаф с Тейлором, обычно если Питеру нужно было выгулять свою собаку». Если Клаф был недоволен игрой команды в предыдущем матче, в качестве наказания он мог заставить игроков бегать по зарослям крапивы. Когда ему было скучно, команда играла в прятки. Проигравший потом первым отправлялся в крапиву.

 

Откуда же могла взяться командная организация в таком случае? Может, просто секрет успеха в сильной игре отдельных исполнителей? К примеру, в этом тексте часто упоминался вклад Питера Шилтона, которого Клаф считал способным сделать разницу в борьбе как за чемпионство, так и за выживание. Но до «Ноттингема» в пассиве этого вратаря было два вылета во Второй дивизион – с «Лестером» и «Стоком», а ещё один – с «Дерби» – случился в сезоне 1990/91. Чемпионом же он стал только однажды. Значит, от команды, от мастерства её исполнителей и уровня их организации зависит очень много. 

 

 

По мнению Мартина О’Нила, в «Ноттингеме» сумели добиться организации игры за счёт простоты и ясности идей, а также способности Клафа (и Тейлора тоже) усваивать и моментально обрабатывать в уме огромный объём информации: «Во время матча от него ничего не ускользало. Он видел и запоминал любую мелочь, и если ты надеялся, что твою небольшую лажу в рядовом эпизоде никто не заметил, тебя ждало разочарование. Он знал игру досконально, потому никогда не изнурял нас трёхчасовыми тактическими занятиями, оттачиванием разных ходов и приёмов». Вместо этого Клаф предпочитал учить игроков (сам он не любил этот термин, называя и эту часть своей работы «менеджментом») на их ошибках, давая «короткие и понятные инструкции», делая полезные подсказки («Ты каждый раз идёшь в отбор не той ногой, потому и оказываешься на заднице»). «Он давал тебе именно ту информацию, которая помогала исправить ошибки и улучшить твою игру». Иногда это были несколько фраз перед самым выходом на поле. «Перед матчем в Кубке чемпионов с «Ливерпулем» он попросил меня держаться чуть впереди Вива Андерсона», – рассказывал Арчи Геммилл. Мало того, что у «Ливерпуля» играли Рэй Кеннеди и Стив Хайуэй, постоянно менявшиеся позициями на левом фланге полузащиты и в центре атаки, так у них ещё и появился левый защитник Алан Кеннеди, который «любил совершать набеги из глубины поля».

 

Клаф понимал, что суть вещей раскрывается в простоте, а не в усложнении. Например, стандартные положения. Кто-то, как Маурицио Сарри во время работы с клубами низших итальянских дивизионов, требовал от своих футболистов помнить назубок 33 варианта розыгрыша штрафных и угловых, а Клаф не считал важным посвящать всему этому столько времени. «Питер Тейлор, как бывший вратарь, втолковывал мне, а я потом втолковывал это игрокам: чем дольше мяч летит в штрафную, тем легче будет голкиперу. Проблемы начинаются, когда мяч летит быстро и невысоко». В «Дерби» искусством такой подачи владел Алан Хинтон, в «Ноттингеме» – Джон Робертсон. Их сильные подачи точно на голову товарищу по команде или в зону, которую атаковал игрок в движении, неоднократно помогали в самых сложных матчах. Если у тебя нет такого игрока, что ж, без 33 вариантов розыгрыша стандартных положений не обойтись. Если же такой игрок есть, всё очень просто на самом деле.

 

Или взять случай в перерыве финала Кубка Лиги 1979 года. В первом тайме «Саутгемптон» играл лучше, забил гол, а игроки «Форест» не были похожи сами на себя, к тому же явно страдали от похмелья (об этом позже). Клаф был спокоен, говорил немного, но по существу: «Заберите мяч, ищите пасом игрока в красной футболке и всё наладится». После перерыва «Ноттингем» именно так и поступил, нащупав свой привычный ритм, и выиграл матч, забив трижды.

 

Тренировки «Ноттингема» не отличались разнообразием, команда не готовилась целенаправленно к определённому сопернику, потому что Клаф «на 90% концентрировался на своей команде» и предпочитал «не тратить время на беспокойство по поводу кого-то другого». Может быть, поэтому Клаф больше любил разговоры не о тактике, а о создании команды как таковой.

 

Вратарь – центральные защитники – центрхав – центральный нападающий. «Это ключевые позиции в любой команде, а потому очень важно, чтобы их занимали настоящие таланты», – объяснял принципы комплектации Тейлор. Это был скелет, на котором держалась вся команда. И который позволял творить главному плеймейкеру, который у Клафа всегда играл на левом фланге. «У меня обязательно был на поле хороший левша. И благодаря этому, где бы мы ни играли и с кем, команда Клафа никогда не выглядела неряшливой».