Отправить в FacebookОтправить в TwitterОтправить в Vkcom

«Ноттингем» завершил сезон 1982/83 с пустыми руками, хотя семь побед и две ничьи на финише чемпионата казались хорошим основанием для оптимизма. Однако скандальный переход Джона Робертсона в «Дерби» и состояние банковского овердрафта давали понять, что о возвращении на вершину лучше не думать.

Брайан Клаф сетовал на то, что ему нужно найти замену сразу трём игрокам, покинувшим команду летом (помимо Робертсона, это не заигравший полузащитник Марк Проктор и постоянно конфликтовавший с Клафом центральный защитник Вилли Янг), а на всё про всё у него есть всего лишь 100 тысяч фунтов. «Я не могу подписать одноногого полузащитника», – бушевал менеджер, на что председатель правления Джеффри Макферсон резонно заметил: «Брайану не следует забывать, что клубные счета пришли в плохое состояние вследствие осуществлённых им сделок по купле и продаже игроков». Руководство «Ноттингема» приняло решение в целях экономии вообще не платить никаких премиальных в случае успеха в Кубке УЕФА.

Становилось всё сложнее конкурировать не только со своим собственным недавним прошлым, но и с теперешними лидерами чемпионата. Джонатан Уилсон резонно обратил внимание на то, что именно тогда, летом 1983 года, произошло событие, значимость которого стало очевидным только по прошествии лет. В 1920 году Футбольная Лига в целях поддержания конкурентоспособности чемпионата обязала все клубы после каждого матча перечислять гостям 20% выручки от продажи билетов. Это давало возможным маленьким командам рассчитывать на пятую часть сборов в матчах с грандами и просто с командами с большой армией болельщиков. Однако именно в начале восьмидесятых в стане так называемых больших клубов начинали оформляться настроения, которые в итоге привели к созданию Премьер-лиги. Если вкратце, то гранды стали требовать всё больше денег от всех – от Лиги, от телевидения, от рекламодателей, от болельщиков, – на том простом основании, что они гранды. При этом желание делиться становилось тем меньше, чем больше были суммы. Футбольная Лига шаг за шагом шла на уступки, пытаясь задобрить грандов в наивной надежде утолить всё возрастающие аппетиты. Одним из таких шагов стал отказ от почти семидесятилетней практики дележа доходов от продажи билетов, что, пишет Уилсон, «навсегда закрывало перед «Форест» и клубами такого же масштаба двери в элиту» и обрекало их «на постоянную борьбу с трудностями».

(Если кому-то вдруг интересны подробности этого переломного момента, милости просим прогуляться по ссылке.)

Впрочем, в английском футболе середины восьмидесятых делиться особенно было нечем и финансовые проблемы были распространённым явлением. Например, 22 марта 1984 года, в день закрытия трансферного рынка, во всей Футбольной Лиге состоялось всего лишь девять переходов на общую сумму менее 300 тысяч фунтов. За год до того ФЛ не поддержала идею двух замен в матчах чемпионата, чтобы клубы не несли дополнительные расходы по выплате премиальных.

 

***

На самом деле у Клафа уже была готова замена Янгу. Ещё в мае 1983-го во время турне по Канаде в центре обороны «Ноттингема» дебютировал 30-летний Пол Харт, центральный защитник, «из которого можно было делать гвозди». Он составил дуэт с ещё более возрастным, 34-летним Колином Тоддом, пока осенью пожилую оборону не разбавил восстановившийся после травмы молодой Крис Фэрклаф. Сначала он вытеснил Тодда в запас, а очень скоро – в «Оксфорд Юнайтед». Харт же отыграет на «Сити Граунд» два сезона, но вернётся в клуб в 1990-е, чтобы сначала плодотворно поработать в Академии (среди его воспитанников – Джермейн Джинас, Дэвид Праттон, Энди Рид и Майкл Доусон), а затем, в 2003-м, в качестве менеджера остановиться в двух шагах от возвращения в Премьер-лигу.

После неудачного летнего межсезонья, когда «Ноттингем» в товарищеских матчах проиграл «Утрехту», «Гронингену», «Сарагосе», «Барселоне» и «Андерлехту», команда не впечатляла и в первых матчах чемпионата. Клаф некоторое время экспериментировал со схемой 4-3-3, причём Колин Уолш, которого он видел сменщиком Робертсона, оказался не левым нападающим, а правым полузащитником. Эксперимент себя не оправдал, и Клаф особенно был недоволен Уолшем. Пригрозив тому переводом в резервный состав, Брайан на самом деле использовал не только психологический, а и тактический ход – «Форест» перестроились на 4-4-2, получивший «последнее предупреждение» Уолш отправился на левый край и тут же сделал хет-трик в матче с «Норвичем» (3:2). Справа в том матче впервые в сезоне появился Стив Уигли, которого ещё за пару лет до этого нашли в «Кёрзон Аштон», нелиговом клубе из-под Манчестера. Ещё один будущий тренер «Лесников» (он входил в тренерский штаб Харта, а в 2014-м ненадолго вернулся в клуб вместе со Стюартом Пирсом) проявил себя настырным вингером с неплохим арсеналом финтов и трюков, но вот последняя его передача очень оставляла желать много лучшего. В октябре в полузащите «Форест» дебютировал отличный, но возрастной голландский плеймейкер Франс Тейсен, который в 1981-го в составе «Ипсвича» выиграл Кубок УЕФА, едва не стал чемпионом и был назван журналистами Игроком года в Англии.

Осенью «Ноттингем» не мог похвастать стабильными результатами, барражируя в таблице между шестым и одиннадцатым местами. 2 октября 1983 года «Форест» вошли в историю, приняв участие в первом матче Футбольной Лиги, показанном в полном объёме в прямом эфире. «Тоттенхэм» победил 2:1, а «Ноттингем», похоже, немного штормило из-за того, что клубный автобус, попав в пробку из-за дорожных работ, едва успел к началу матчу. Прямой эфир был вообще под угрозой срыва, если бы Клаф, выскочив из автобуса, не разбросал дорожные фишки, приказав водителю наплевать на правила, а потом растолковал полицейским ситуацию, убедив тех сопроводить старенький автобус «Ноттингема» до «Уайт Харт Лейн».

Спустя два дня на неприветливом и неуютном стадионе «Плау Лейн» «Лесники» были полностью переиграны в Кубке Лиги «Уимблдоном», выступавшим в Третьем дивизионе – 0:2. Ответный матч завершился вничью 1:1. «Банду психов» возглавлял ещё один будущий менеджер «Ноттингема» – Дэйв Бассетт, а в её составе были Дэйв Бизант и Глин Ходжес, которые в конце 1990-х тоже окажутся на «Сити Граунд».

В январе Питер Шилтон остановил «Ноттингем» уже в 3-м раунде Кубка Англии, став героем выездной победы «Саутгемптона» со счётом 2:1. Команде Клафа не оставалось ничего другого, кроме как сосредоточиться на Кубке УЕФА. Впрочем, есть основания предполагать, что сам менеджер рассматривал именно этот турнир как приоритетный.

«Кубок УЕФА, – считает Данкан Хэмилтон, – должен был стать своего рода ответом «от локтя» критикам, которые утверждали, что Клаф не сможет добиться успеха без Тейлора. Он собирался выиграть трофей и использовать его в качестве аргумента против любого, кто сомневался в нём».

«Мне кажется, он действительно очень хотел оставить в Европе свой личный след, – считает Стив Ходж. – Как Брайан Клаф, а не Брайан Клаф и Питер Тейлор».

В сентябре «Форест» дважды обыграли «Форвертс» из ГДР (2:0, 1:0), а в октябре – ПСВ (2:1, 1:0). В 1/8 финала жребий свёл «Ноттингем» с «Селтиком», и пресса предсказуемо окрестила противостояние «Битвой за Британию». В домашнем матче прервалась победная серия «Лесников» в этом турнире, но результат 0:0, как свидетельствует Харт, полностью устроил Клафа: «Было чертовски холодно, газон основательно промёрз и Клаф, изучив ситуацию, спокойно заявил, что ничейного результата будет достаточно». «Он выстроил четвёрку защитников и сказал: «Пусть остальные шестеро занимаются чем угодно, а от вас мне нужен только клин-шит»», – вспоминает Ходж.

В Ноттингеме высадился солидный десант болельщиков «Селтика» и матч пришлось даже приостановить на десять минут, когда рухнула одна из оград, отделявших трибуны «Сити Граунд» от поля. «Кельты», по признанию Клафа, были похожи на команду, которая действительно хочет победить. Это смущало Брайана больше, чем ничья в первом матче на своём поле. Однако Клафу было не занимать опыта планирования континентальных дуэлей, потому он знал, что делать дальше.

Высадившись в аэропорту Глазго, Клаф дал указание водителю автобуса доставить команду прямиком в паб, который принадлежал менеджеру «Селтика» Дэвиду Хэю. «Счёт оплатит ваш хозяин», – объявил Клаф бармену. Потом было немного гольфа, ещё чуток выпивки во время ужина. «Мы до среды вообще толком не тренировались, – вспоминает Харт. – О «Селтике» никто не говорил даже по пути на стадион – только команда погрузилась в автобус, как Иан Бойер достал коробку для викторины и стал забрасывать нас вопросами». «Даже если б мы хотели потренироваться, сделать это было довольно-таки проблематично, ведь мы жили в прибрежном городке Труне, а комплект формы был в тридцати милях от нас, в Глазго», – смеётся Ходж.

«Ноттингем» спокойно продержался в первом тайме, а в начале второго Ходж открыл счёт после передачи Уигли. Затем Питер Дэвенпорт помог Уолшу, в детстве болевшему за «Кельтов», забить второй мяч, и единственное, чего добились ошеломлённые хозяева – сократить счёт после розыгрыша углового. 2:1, и до марта, когда должны были состояться четвертьфинальные матчи с австрийским «Штурмом», можно было заняться делами в чемпионате.

 

***

Справившись с игровыми проблемами, возникшими на старте сезона, «Лесники» нащупали ритм и стали наращивать темп. Они играли стильно и ярко, а Дэвенпорт, Уолш, Ходж и Гарри Бёртлз обеспечивали команду голами. Одержав восемь побед в десяти турах, «Ноттингем» в середине февраля 1984-го оказался на втором месте. Во время этой серии «Форест» проиграли лишь один матч, когда 31 декабря уступили дома «Ливерпулю». Единственный гол Иан Раш забил из-за неаккуратного паса Фэрклафа, а «Ноттингем», в свою очередь, простил гостей за ошибки их вратаря Брюса Гроббелара. «Ливерпуль» лидировал, опережая «Лесников» всего лишь на три очка (именно столько в Футбольной Лиге стали давать за победу, начиная с сезона 1981/82).

Клаф, тем не менее, шумно протестовал, когда его команду называли претендентом на чемпионство. Он публично критиковал своих игроков за отношение к тренировкам, отменял выходные после успешных матчей и заменял их дополнительными занятиями, продолжая твердить: «Мы недостаточно хороши». Было ли это вызвано желанием добиться от команды большего? Или же всё-таки дело в трезвой оценке возможностей собранного за копейки состава в противостоянии с мерсисайдским монстром? Действительно, до конца сезона «Ноттингем» выиграл всего лишь шесть матчей из пятнадцати, причём три победы одержав в последних трёх турах. С одной стороны, это явно показатели «недостаточно хорошего» претендента. С другой же, финишировав на третьем месте, «Лесники» отстали от «Ливерпуля» на шесть очков, а этого отрыва могло и не быть, не случись того самого предновогоднего поражения на «Сити Граунд». Гол, забитый в тот день Рашем, стал для валлийца одним из 32-х в чемпионате, однако самой результативной командой турнира оказались именно «Форест», четыре игрока которых забили двузначное количество мячей (Дэвенпорт и Бёртлз – по 15, Уолш – 13, Ходж – 10).

Чем бы ни руководствовался Клаф, отметая разговоры о чемпионстве, Кубок УЕФА в самом деле стал для «Ноттингема» главным турниром. Команда, понимая это, перед четвертьфиналами со «Штурмом» попыталась всё-таки выбить премиальные за предыдущие три раунда. Клаф согласился, поставив условие: каждый игрок получит по три тысячи фунтов, если «Форест» возьмут три очка или хотя бы сыграют вничью на поле «Вулверхэмптона». Условие, очень похожее на попытку обвести руководство клуба вокруг пальца, ведь «Вулвз» более четырёх месяцев болтались на дне турнирной таблицы, не поднимаясь с самого начала сезона выше предпоследнего места, одержав за это время всего лишь четыре победы и не победив дома ни разу после Нового года. Лёгкие деньги, как могло показаться, но «Ноттингем» умудрился глупо проиграть 0:1: в компенсированное время Харт головой направил мяч в собственные ворота после неопасного навеса с фланга.

Невзирая на разочарование от уплывшего вознаграждения, «Форест» в домашнем матче с австрийцами владели подавляющим преимуществом. Хансу ван Брёкелену в воротах хозяев совершенно нечем было заняться, но из всего богатства моментов «Ноттингем» использовал лишь один, когда Харт в середине второго тайма отличился благодаря подаче Бойера со штрафного.

Ответный матч получился намного более упорным, но забить обе команды смогли только благодаря двум спорным пенальти, что назначил советский арбитр Ромуальдас Юшка. Свой одиннадцатиметровый «Ноттингем» реализовал уже в дополнительное время, перед началом которого Клаф даже не поднялся с тренерской скамьи, а в коротком перерыве между двумя экстра-таймами, по свидетельству Ходжа, менеджер и вовсе «показался беспомощным». Как бы там ни было, но на 114-й минуте Уолш реализовал пенальти и вывел «Лесников» в полуфинал.

 

***

Соперником «Ноттингема» на этой стадии турнира стал действующий обладатель Кубка УЕФА бельгийский «Андерлехт». Это был любопытнейший период в истории «Лиловых». С 1968 по 1984 годы они выиграли всего лишь три чемпионских звания, зато завоевали репутацию еврокубковых бойцов. В конце семидесятых «Андерлехт» трижды кряду выходил в финал Кубка кубков, выиграв два из них, в 1982-м в напряжённом полуфинале Кубка чемпионов брюссельцы уступили «Астон Вилле», а год спустя обыграли «Бенфику» в финале Кубка УЕФА. Учитывая, что вторую пару полуфиналистов составили хорошо знакомый «Ноттингему» «Тоттенхэм» и югославский «Хайдук», вряд ли жребий можно было назвать благосклонным.

И если бы дело было только в жребии.

«Ноттингему» снова выпало играть дома первый матч (только противостояние с ПСВ начиналось на выезде). Без отсутствовавших из-за травм Бёртлза и Тейсена хозяевам никак не удавалось подобрать ключи к обороне бельгийцев, пока на 84-й и 88-й минутах Ходж не оформил дубль, воспользовавшись передачами вернувшегося из «Сиэтла» Гари Миллза и Уигли.

(Не обошлось и без одного из обязательных атрибутов футбола того времени – проблем с болельщиками. В одном из эпизодов бутылка, брошенная с трибуны, угодила в нападающего «Андерлехта» Эдвина Ванденберга. Но по крайней мере она не забила бельгийцам гол, как случилось с ними в 1/8 финала того розыгрыша в Лансе, когда местные болельщики забросали камнями и пивными банками штрафную площадь вратаря «Андерлехта» Жаки Мунарона. На 90-й минуте мяч рикошетом от валявшегося камня оказался в сетке ворот гостей, и это стало сигналом к грандиозным беспорядкам на трибунах.)

Клаф посетовал на то, что игра у команды не особо клеилась, но результат 2:0 – достаточный задел, чтобы «не сомневаться в выходе в финал». Кроме того, «Ноттингем» на выезде в том розыгрыше Кубка УЕФА выступал исключительно успешно, выиграв три матча из четырёх, а за весь сезон только дважды пропустил в одной игре больше двух раз: в октябре (1:4 с «Арсеналом») и декабре (2:3 с «Уотфордом»).

Перед ответным матчем «Ноттингем» разгромил «Бирмингем» 5:1, и, как пишет Ходж в автобиографии «TheManWithMaradona’sShirt», команда «не сомневалась, что в Бельгии забьёт гол и на том всё закончится».

Восстановившийся Бёртлз остался в запасе, а бельгийцы из-за травмы недосчитались защитника сборной Югославии Луки Перузовича. Его место занял молодой Жорж Грюн, и, хотя «Ноттингем» уже на 1-й минуте заработал угловой, как оказалось, у «Андерлехта» не возникло серьёзной загруженности в обороне.

«Лесники» провели очень слабый матч. Только на 78-й минуте Бёртлз, вышедший на замену на позицию второго форварда, нанёс первый удар по воротам хозяев. «Если есть более чем серьёзные сомнения относительно судейских решений по ключевым эпизодам матча, – писал в репортаже Данкан Хэмилтон, – но с тем, что «Андерлехт» своей игрой целиком заслужил право продолжить борьбу, трудно поспорить. Следует признать, великолепные бельгийцы полностью переиграли «Форест»».

Как и дома, Клаф решил против «Андерлехта» насытить полузащиту, потому Ходж должен был не только отрабатывать в глубине, а и помогать Дэвенпорту в атаке, что в первом матче Стив проделал великолепно. Но на этот раз «Лесники» откровенно плохо играли в пас, а Дэвенпорт, отрезанный от команды, без успеха пытался зацепиться за мяч. Уолш и Уигли неубедительно выглядели на флангах, но самая главная проблема заключалась в том, что «Ноттингем» полностью уступил центр поля, а Бойер сыграл, может быть, один из худших своих матчей. Плеймейкер хозяев Энцо Шифо имел полную свободу действий: он постоянно был с мячом, ведь его вообще не атаковали в глубине поля, а в атаке 18-летний талант легко находил свободное пространство, где бы ни оказался – в центре или на флангах. У «Форест» регулярно возникали трудности с быстрыми рейдами вперёд в исполнении центрального защитника Мортена Ольсена, а также с постоянными перемещениями нападающего Алекса Чернятинского (или Черня, как называл его бельгийский комментатор). Лишь благодаря действиям ван Брёкелена и Харта «Ноттингем» почти до самого конца матча оставался в игре.

Голландского же голкипера гостей волновала не игра команды и даже не проблемы с его пальцем руки. С самого начала ван Брёкелен «почуял неладное», наблюдая за работой испанского рефери Эмилио Карлоса Гурусеты Муро. «Во время каждого равного единоборства у ворот «Андерлехта» он свистел и давал штрафной в пользу хозяев».

Клаф «почуял неладное» ещё раньше, когда за день до матча рассказывал прессе, что «по своему опыту» знает, как «сильно испанцы не любят нас». «У британских команд часто возникают с ними [рефери из Испании] проблемы, ведь им кажется, что наш футбол слишком силовой, а это не так». У Харта был «свой опыт», касавшийся конкретно Гурусеты. «Помню, как сказал Кенни Суэйну: «Надеюсь, это не тот же самый парень, который судил нас, когда пару лет назад на турнире в Испании я играл за «Лидс». Тогда рефери на ровном месте удалил двоих наших парней». И вот мы стоим в туннеле, а рядом с нами тот же самый мужик». В начале матча Харт в жёстком подкате вырубит Чернятинского и, наверное, внутри съёжится, ещё раз вспомнив матч в Испании. Но «тот самый мужик» даже не покажет ему жёлтую карточку.