Отправить в FacebookОтправить в TwitterОтправить в Vkcom

Заняв в сезоне 1987/88 третье место, пробившись в полуфинал Кубка Англии, выиграв никому не нужный, но всё-таки трофей и, самое главное, практически избавившись от тяжкого груза финансовых обязательств, «Ноттингем» снова начал мечтать о победах.

Создание новой команды – молодой и талантливой – потребовало гораздо больше времени, нежели ожидалось после покорения европейских вершин. Было слишком много препятствий, было слишком много ошибок, из-за чего процесс оказался долгим и болезненным, однако упорство и самоотверженность, с которыми Брайан Клаф и его соратники шли к цели, принесли свои плоды.

«Клаф снова начал побеждать. И сделав это, он доказал, что способен быть успешным и без Питера Тейлора», – признаёт Джонатан Уилсон. Перечисляя трофеи и достижения «Форест» того периода, Клаф в одной из автобиографий не без сарказма замечал: «Как по мне, не очень-то похоже на список неудач». «Когда Тейлор ушёл, – продолжал он, – всё не могло быть как прежде, но пусть никто не сомневается – мы создали команду, которая дарила мне не меньше удовлетворения и приводила в не меньший восторг, чем команды прошлого, в том числе и та, что выиграла два Кубка чемпионов».

Джон Робертсон, символ тех великих побед, уже наблюдая за успехами нового поколения со стороны, заметил, что в некотором смысле нынешний «Ноттингем» выглядит сильнее. Данкан Хэмилтон свидетельствует, что Брайан очень гордился новой командой, которую нежно называл «прелестными цветами». Поводом для гордости стал не только успех как таковой, а манера игры «Ноттингема».

«Ни одну из прежних моих команд не провожали такими громкими аплодисментами после побед на чужих стадионах, – констатировал Клаф. – Болельщики признают нас, рефери расточают похвалу за нашу дисциплинированность, а мои коллеги отдают должное нашей работе. Мы всегда стараемся играть в футбол так, как и до́лжно. Не спорим, не ноем, не подличаем».

В марте 1989 года «Ноттингем» в четвертьфинале Кубка Англии победил на «Олд Траффорд» 1:0 и после игры полузащитник «Манчестер Юнайтед» Гордон Стракан, говоря о причинах поражения хозяев, без раздражения отметил то, как «сложно играть с настолько умным соперником, умеющим хорошо защищаться и никогда не теряющим самообладания». Дэвид Плит, который вместе с Брайаном Муром комментировал финал Кубка Лиги между «Ноттингемом» и «Лутоном», хвалил команду Клафа за то, что та не следует тогдашней моде устраивать искусственные офсайды по делу и без, а «продолжает играть, не нарушая течения матча».

«Очевидно, что Клаф строил команду с прицелом на победу в чемпионате», – уверен Стюарт Пирс. «Не знаю, сколько великих команд по силам создать за свою карьеру одному тренеру. Две? Максимум три? Главное, что ты никогда не перестаёшь пытаться», – признавался Клаф. «Он всегда говорил о чемпионском звании, – подтверждает Данкан Хэмилтон. – Говорил с благоговением, как будто поход за ним был сродни принятию причастия. Из-за чемпионства он становился сентиментальным. В его глазах это была настоящая проверка футбольной силы и футбольного мастерства».

Клаф не признавался в этом, но, радуясь своим «прелестным цветам», он понемногу смирился с тем, что ещё раз покорить чемпионскую вершину ему не удастся.

 

Согласился на «утешительный приз», как называет это Данкан Хэмилтон. Клаф не обманывался промежуточной лидирующей позицией, которую команда иногда занимала на разных этапах сезонов. Брайан потому высоко ценил именно победу в чемпионате, что прекрасно знал, насколько трудно её добиться. Он не сомневался в «футбольном мастерстве» своего молодого «Ноттингема». «В этом составе определённо больше исполнителей, умеющих обращаться с мячом и способных отдать пас», – указывал Клаф, сравнивая новое поколение с уже ставшей легендарной командой 1978-80 годов. Он сомневался в её «футбольной силе». «Мне кажется, Клаф понял, что ему не удастся ещё раз стать чемпионом. Он всегда говорил нам, что чемпионат – наш хлеб насущный, но, думаю, его вполне устраивало, что команда показывала хороший футбол и была успешна в кубках», – рассказывает Ходж.

«Ноттингем» был способен на большее, если бы в то же время не были настолько сильны «Ливерпуль» с «Арсеналом», если бы жаждавший вернуться на вершину «Манчестер Юнайтед» не использовал столь откровенно финансовый рычаг. «Мы не были достаточно хороши, чтобы обойти «Ливерпуль», – признаёт Пирс. – В то время они были на голову сильнее всех». «Мы их не боялись, – заявляет в своей книге Ходж, имея в виду «Ливерпуль». – Они были выдающейся командой, но мы умели обыгрывать их».

В период с сезона 1985/86 по сезон 1992/93 «Лесники» в чемпионате ни разу не проиграли «Ливерпулю» на «Сити Граунд», одержав четыре победы и четырежды сыграв вничью. За это же время мерсисайдцы трижды становились чемпионами, суммарно набрав на 124 очка больше, чем «Ноттингем».

Клаф понимал неизбежность подобного исхода, видел, в какую сторону меняется футбол. Менялась сама Британия. Восьмидесятые, как пишет Энтони Клавейн в своём спортивно-социологическом исследовании «MovingTheGoalposts: AYorkshireTragedy», «ознаменовались зарождением идеологии, которая, как утверждал Эндрю Гэмбл [британский учёный, профессор политологии университетов Шеффилда и Кембриджа], была хороша «для финансовой Британии, многонациональной Британии, деревенской Британии, Британии с пакетом акций и более высоким уровнем дохода, а не для рабочей Британии, промышленной Британии, профсоюзной Британии». Нельзя забывать, что неолиберализм стал бедой для спортивной Британии. Несмотря на то, что он, несомненно, обогатил руководящие органы футбола, регби и крикета, он сместил центр влияния с широких масс в сторону богатой элиты».

Вторая половина восьмидесятых и начало девяностых – время, когда все процессы в английском футболе необратимо вели к созданию Суперлиги. Лидером этого движения была так называемая «большая пятёрка», в которую входили «Ливерпуль», «Эвертон», «Манчестер Юнайтед», «Арсенал» и «Тоттенхэм» – представители трёх крупных футбольных центров Англии. Как и в экономике страны, в английском футболе провинция стремительно сдавала позиции. При этом, если говорить о представителях «большой пятёрки», с момента триумфа «Ноттингема» в конце семидесятых только ливерпульские клубы выигрывали чемпионат, пока в 1989 году «Канониры» не стали чемпионами после 18-летнего перерыва. «Манчестер Юнайтед» не был первым с 1967 года, а «Тоттенхэм» – с 1961-го. Но в 1983 году на фондовой бирже появились акции «Шпор», в 1991-м – МЮ. Это был уже совсем другой мир.

По словам Данкана Хэмилтона, Клаф считал «утешительные призы», добытые с «прелестными цветами», равнозначными чемпионскому званию. «Он сомневался, что кто-то из столь почитаемых им менеджеров – Билл Шенкли или Джок Стин – при схожих обстоятельствах мог бы добиться такого же успеха. Одно дело, доказывал Клаф, создать команду из ничего, когда «ты появился из ниоткуда», и совсем другое – перестроить её, когда ты однажды «побывал на самой вершине»».

***

Летом 1988 года «Ноттингем» за 550 тысяч фунтов выкупил обратно своего воспитанника Стива Ходжа, который отыграл полтора сезона в «Астон Вилле» и столько же – в «Тоттенхэме». К этому времени полузащитник потерял место не только в составе сборной Англии, но и «Шпор», которые завершили прошлый сезон на 13-м месте. «Я вытащил Ходжа из ада», – торжественно провозгласил Клаф, первым делом потребовав от него «всегда отдавать мяч Нилу Уэббу, потому что тот – хороший полузащитник».

Ходж и Уэбб составили отличный дуэт в центре полузащиты, «чертовски атакующий», как характеризует его сам Стив. «За нашими спинами играла отличная оборона», – объясняет он.

Основным на правом фланге обороны стал Брайан Лоуз, купленный у «Мидлсбро» за 120 тысяч фунтов. Ему уже было почти 27 лет, и всю свою карьеру он провёл в низших дивизионах, защищая цвета «Бёрнли», «Хаддерсфилда» и «Мидлсбро». Вместе с «Боро» Лоуз пробился из Третьего дивизиона в Первый, но не сумел договориться с менеджером Брюсом Риоком по поводу нового контракта. Этой ситуацией воспользовался ассистент Клафа Рон Фентон, по рекомендации которого и был приобретён этот уже немолодой дебютант элитного дивизиона.

«Парень, я не видел, как ты играешь, но если ты окажешься хорош, говори всем, что тебя подписал я. Если не потянешь, то ты – трансфер Рона. И запомни главное – ты должен доказать, что достоин играть в моей команде», – напутствовал новичка Клаф. Лоуз оказался хорошим защитником, на ближайшие пять сезонов сделав правый фланг обороны своим.

Юный Терри Уилсон, здорово отыгравший сезон 1987/88 в опорной зоне, перебрался в центр обороны в пару к Десу Уокеру, когда травму получил Колин Фостер.

Ещё в марте «Ноттингем» подписал 22-летнего атакующего полузащитника «Халла» Гарри Паркера (260 тысяч) и 18-летнего форварда «Престона» Найджела Джемсона (150 тысяч). Звёздный час последнего пробьёт позже, а вот Паркер несколько неожиданно оказался отличным решением наболевшей проблемы левого полузащитника. С тех пор как Джон Робертсон в 1983-м сбежал в «Дерби», его легендарный одиннадцатый номер с переменным, но чаще всего скромным, успехом успели примерить как минимум одиннадцать разных исполнителей, в том числе и сам Роббо, ненадолго вернувшийся на «Сити Граунд» в сезоне 1985/86. В конце концов левый защитник Стюарт Пирс стал брать на себя больше ответственности и в атаке, а Паркер поначалу оставался в глухом запасе, будучи дублёром Ходжа. Шанс подменить вернувшегося в сборную Англии полузащитника выпал Гарри только в декабре, и он настолько убедительно отыграл в двух матчах кряду, что Клаф решил оставить Паркера в стартовом составе, но неожиданно отправил его на левый фланг вместо Брайана Райса. Сам Ходж, вспоминая свой опыт игры на этой позиции, называл левый фланг полузащиты «Ноттингема» «ссылкой», но воспитанник «Лутона» освоился настолько уверенно, что год спустя сыграл за вторую сборную Англии. Паркер не только делал работу непосредственно флангового полузащитника, но и часто смещался в центр, чтобы угрожать воротам соперника ударами с правой. До конца сезона Паркер забил 13 мячей, среди них были голы, которые вывели команду в финал Кубка Лиги, полуфинал Кубка Англии, а также дубль на «Уэмбли».

Другой проблемной позицией в атаке оставался так называемый форвард штрафной площади. Пол Уилкинсон работал старательно и самозабвенно – боролся с защитниками, уводил их за собой на фланги, открывая пространство перед воротами Уэббу с Найджелом Клафом, но забивал он катастрофического мало. Потому, как только «Уотфорд» предложил за него 300 тысяч фунтов (на 100 тысяч больше, чем за полтора года до того заплатили сами «Лесники»), Клаф не раздумывал ни минуты. По его задумке основным в сезоне 1988/89 должен был стать Ли Чепмен. Грамотно выбирающий позицию, умело придерживающий мяч, никогда не избегающий борьбы форвард был идеальным наконечником копья. В составе «Шеффилд Уэнсдей» Ховарда Уилкинсона за четыре сезона в Первом дивизионе Чаппи забил 63 мяча. Однако летом Ли отказал Клафу, решив отправиться во французский «Ньор», выступавший во Втором дивизионе. Чепмен ошибся и кусал локти из-за своего опрометчивого отказа. Он хотел вернуться в Англию как можно скорее, и «Дерби» уже считал его почти что своим, когда вмешался Клаф.

«Ноттингем» в начале сезона играл беззубо. Проиграв в первом туре на поле «Норвича» (1:2), «Лесники» пять матчей кряду завершили вничью. Команда оказалась на 16-м месте, два из пяти её мячей забили защитники, ещё один – игрок соперника, поразивший собственные ворота. «Такая заминка стоила нам борьбы за чемпионство. Перед чужими воротами мы были слишком расточительны», – уверен Ходж. «Команда играла слишком уж вычурно, иногда пытаясь буквально завести мяч в ворота», – отмечает Пит Аттауэй. Клаф по каким-то своим делам был в Шотландии, когда узнал, что Чепмен хочет вернуться. Согласившись компенсировать «Ньору» потраченные 350 тысяч фунтов, «Ноттингем» получил нужного ему форварда.

Чепмен забил всего лишь раз в первых девяти матчах, но даже тогда было заметно, что атака команды получила нужный ей элемент. «Чаппи сыгрался с Найджелом, быстро освоив наш стиль», – констатирует Ходж. «Он сразу же влился в нашу игру, – подтверждал Клаф. – Мы сделали его лучше и сильнее как форварда, потому что отдавали мяч ему в ноги, а не старались попасть в голову». В конце сезона в активе Чепмена было 19 забитых мячей – второй показатель в команде после Клафа-младшего. Он стал одним из шести игроков, которые забили двузначное количество мячей.

Новый год «Ноттингем» встречал в середине таблицы, выиграв на своём поле в чемпионате лишь один матч. Это была победа 2:1 в октябре над «Ливерпулем», а в воротах «Лесников» вместо приболевшего Стива Саттона дебютировал четвёртый голкипер команды 19-летний Марк Кроссли. «Лесники» редко проигрывали, но слишком часто играли вничью (десять раз к середине декабря), из-за чего попросту топтались на месте. Как оказалось, к тому времени был наигран костяк команды, и выездной разгром 3:0 «Шеффилд Уэнсдей» в последний день 1988 года стал началом серии из десяти кряду побед, пять из них – с крупным счётом, в чемпионате и кубковых турнирах. Команда забила 31 мяч, но, когда 11 февраля на «Сити Граунд» приехал «Куинз Парк Рейнджерс» без семи игроков первой команды и ушёл в глухую оборону, забить хотя бы гол не удалось никому, и эта победная серия прервалась – 0:0. При этом продолжалась другая – к середине марта «Форест» во всех турнирах одержали десять кряду побед на выезде.

«Не было никакого секрета столь грандиозного успеха, – замечает Пит Аттауэй. – Просто команда показывала ослепительно великолепный футбол, делая быстрые и точные передачи в зоны, которые постоянно возникали благодаря не прекращавшемуся коллективному движению».

Впрочем, угнаться за «Арсеналом» и «Ливерпулем» «Ноттингему» так и не удалось. Команда Клафа снова пришла к финишу третьей, уступив двум лидерам внушительные 12 очков. «Форест» блистали в кубках и в результате дважды сыграли на «Уэмбли».